Тинкеев В. Фронтовой разведчик – мой друг и наставник / В. Тинкеев // Якутия. – 2004. – 8 мая. Воспоминания об Афанасии Николаевиче Строеве

ФРОНТОВОЙ РАЗВЕДЧИК − МОЙ ДРУГ И НАСТАВНИК

 

 

 

В 80-х годах в Орджоникидзевском райпотребсоюзе, куда я получил назначение, работали в основном ветераны войны и труда. Одним из заместителей председателя правления был А. Строев, с которым я скоро подружился, несмотря на большую разницу в возрасте. Он руководил оптовой базой. Объем товарооборота был несравним с нынешним, одних комбикормов получали до пяти тысяч тонн ежегодно. Любо-дорого было смотреть и слушать, как четко проводил бывший фронтовой разведчик раскомандировку, железную держал дисциплину.

Афанасий Николаевич родом из маленького села Батамай, что расположено на живописном берегу напротив знаменитых Ленских столбов. Крепкого телосложения, небольшого роста русский мужик. Перед войной успел окончить финансовый техникум. А когда она началась, призвали парня в армию, но на фронт он попал не сразу, прежде прошел основательную подготовку. С июля 41-го по февраль 42-го был курсантом Молотовского минометно-пулеметного училища. По окончании получил звание старшего сержанта, помощника командира взвода и отправился в самое пекло сражений.

Комсомолец Строев воевал достойно. Дважды был тяжело ранен. Грудь украсили ордена Боевого Красного Знамени, Красной Звезды и многие медали. Дорогого стоит знак «Участник форсирования Днепра». О своей воинской доблести Афанасий Николаевич скромно умалчивал. Пиджак с наградами надевал редко, разве что по большим праздникам.

Между тем в Центральном архиве Министерства обороны хранятся документы, свидетельствующие о ратных подвигах гвардии старшего сержанта А. Н. Строева. Он прошел войну в составе 80-й гвардейской дивизии, которая принимала участие в освобождении г. Харькова в августе 1943 года. В архивной справке говорится: «Помощник командира взвода 82-й отдельной разведроты т. Строев А. Н. в августе 1943 г. во время ночных поисков разведчиков уничтожил трех гитлеровцев и одного взял в плен. Через несколько дней руководимая им группа разведчиков уничтожила в бою 30 вражеских солдат и офицеров. Сам Строев убил двух фашистов и вновь добыл одного пленного». После второго тяжелого ранения и излечения в госпитале демобилизованный воин в июле 1944 года вернулся в родные края. Комсомольцы избрали его своим вожаком, секретарем Орджоникидзевского райкома ВЛКСМ. Тыл из последних сил помогал фронту. Но вот отпраздновали победу, и потекли мирные годы жизни. Не безмятежные, трудовые. На руководящих должностях нес теперь Строев ответственность за производство и коллективы. Работал, женился, один за другим народились шестеро детей. Младший Виктор весь в отца, такой же крепкий, выдержанный, скромный.

На трудовом фронте и в общественной жизни Афанасий Николаевич был умелым организатором, неутомимым заводилой добрых дел. Всегда среди людей, часто неудобный начальству из-за своей прямоты, особого мнения. Мне импонировала его твердая, принципиальная позиция, как он открыто, порой жестко выступал на собраниях любого ранга. В горячие для райпотребсоюза дни, когда требовалось «выбить» автокран, автомашины, грузчиков на разгрузку барж, теплоходов, Афанасий Николаевич отправлялся на переговоры в райисполком и возвращался с удачей. Легко находил общий язык с руководителями промышленных предприятий.

К фронтовым прибавились трудовые награды, звание почетного гражданина Хангаласского района.

Большая семья Строевых увеличилась на 13 внуков и пять правнуков. Надежным и верным другом на всю жизнь стала Афанасию Николаевичу жена Вера Романовна Строева-Филиппова. Выезжая на рыбалку и охоту, мы в первую очередь съедали вкусную стряпню его супруги. Мой старший друг хранит записные книжки, куда он многие годы скрупулезно вносил разные сведения, особенно по части рыбалки и охоты.

В районе его знали как заядлого охотника и рыбака. Однажды, оформив отпуска, мы поехали весновать в Кытыл-Дюру, на остров Улахан-Ары. На календаре 30 апреля. Водитель довез нас до Крестяха, а дальше через реку мы должны были перетащить по темно-синему, но еще крепкому льду лодки, моторы, охотничье, рыбацкое снаряжение и продукты на остров. Сделав первую ходку, поняли, что работа предстоит супертяжелая, жаль, отпустили автомашину. Но ничего не поделаешь, не зря говорят: охота пуще неволи.

Перебазировались все же и начали обживать табор, где предстояло прожить до 25 мая, пока не пройдет ледоход на Лене. Афанасий Николаевич, как всегда, начал вести дневник, записывая своим красивым почерком, когда и какая утка пошла, кто и сколько подстрелил, короче, устроил нам соревнования. Сперва удача сопутствовала Петру, старшему сыну Строева, затем и до конца перешла на мою сторону.

Начала подниматься вода, мы поставили сети, и перед самым отъездом прямо на наших глазах в них угодила огромная щука. Вода забурлила, рыба, опутанная сетью, взлетала вверх. Такое надо было видеть! Непередаваемые ощущения мы испытывали, кое-как вдвоем забрасывая ее в «казанку». С этой щуки одной икры вышло три литра.

Поделив по-братски всю добычу, вслед за ледоходом 21 мая отправились домой. Плыли с приключениями. Возле Синска образовался затор, и нас едва не затерло льдами, пришлось пристать к коренному берегу. Ждали двое суток, пока не подошла сверху «Заря». Договорились с капитаном и уже с комфортом по протокам добрались до своего поселка. Ныне это город Покровск.

Покровск.

Виктор Тинкеев

Якутия. – 2004. – 8 мая