Стручкова А. Мы – дети войны / А. Стручкова // Молодежь Якутии. – 2005. – 22 апреля.

МЫ – ДЕТИ ВОЙНЫ

Общая картина военного времени не может быть полной без воспоминаний самых юных участников событий тех грозных лет – детей, которых война заставила раньше положенного срока повзрослеть и работать наравне со взрослыми в тылу, а некоторых – стать непосредственными участниками боевых действий.

КАК НА ФРОНТ ПРОВОЖАЛИ

Нам – детям войны, испытавшим голод и холод, война преподнесла жестокий урок выживаемости. Мы слишком быстро поняли, что такое труд и взаимовыручка, научились ценить и уважать человеческие отношения. Мы рано стали самостоятельными, рано научились ответственности. Несмотря на детский возраст, помним, как эта война была пережита народом, как люди в едином порыве отдавали свой труд, здоровье, жизни для Победы.

Когда началась Великая Отечественная война, мне было пять лет. Глядя на географическую карту, понимаешь, как далека была Якутия от фронтовых событий 1940-х годов. Но война захватила в свой смертельный водоворот почти каждую семью и здесь. Понятия Родина, Москва, Коммунистическая партия, социализм были тогда неразделимы.

Наша семья, в которой было восемь детей, проживала в Жарханском наслеге Сунтарского района в отдаленном алаасе под названием Тыымпы. Мать – Евдокия Ефимовна и отец – Николай Григорьевич были колхозниками. Отца в армию не взяли из-за болезни, но на войну ушли старший брат Николай и младший брат матери Тимофей, которому только исполнилось 18 лет. Запомнилось, как их провожали: все собрались возле камелька, устроили кормление огня, бабушка и мать были очень взволнованы и плакали, ведь на войну уходили самые молодые представители семьи, на которых возлагались большие надежды.

ЧЕРЕЗ НАШ АЛААС ШЛИ ПОДВОДЫ С ПРИЗЫВНИКАМИ. ОТ НИХ ИСХОДИЛА СТРАШНАЯ ТОСКА.

Одним из наиболее поразивших мое детское воображение событий военных лет был проезд через наш родной алаас конных подвод, направлявшихся в районный центр. Люди целыми семьями (старики, женщины, дети) сопровождали своих призванных на войну мужчин до сборного пункта. Прильнув к окну, я потрясенно наблюдала, как они располагались на ночлег: весь двор был заполнен людьми, женщины тяжело вздыхали, плакали, мужчины вели разговоры, кто-то просто молчал. Даже я, совсем маленький ребенок, ощутила страшную тоску и горечь, исходившие от них.

Военные годы запомнились отсутствием дождей, всюду были пожары, воздух был пропитан дымом и запахом гари. Даже игры детей тех лет были связаны с дождем, чтобы был богатый урожай, ведь все якутские семьи вели натуральное хозяйство. Мы выбегали на луг и бросали вверх деревянные ковшики, по-старинному гадая – будет дождь или нет.

Война не только забрала наиболее трудоспособных людей, но и сильно ограничила население в продуктовых запасах, приходивших по завозу из центра. Чтобы жить и выживать в таких условиях, необходимо было много работать. Все взрослые целыми днями трудились в колхозе, и поэтому основная домашняя работа ложилась на плечи детей и стариков. Мы, дети, помогали нашей бабушке Марии Осиповне по хозяйству – разводили огонь в камельке, готовили пищу, ходили за водой и дровами, смотрел и за телятами занимались окуриванием скота от комаров. Помогали выращивать репу, репчатый лук, капусту, турнепс, картошку, собирали ягоды в лесу, которые замораживали на зиму.

 

СОСНОВАЯ ПОДКОРМКА – ПИЩЕВАЯ ДОБАВКА

Помню, что в особо тяжелые голодные годы в качестве пищевой добавки использовали различные луговые травы (щавель, дикорастущий лук и др.), в похлебке варили волокнистую подкорку сосны. Иногда в качестве заварки, когда не было чая, использовали черные наросты на березовой коре.

Дети часто занимались рыбалкой при помощи «куюра», ставили ловушки-петли на диких уток, находили их гнезда и собирали яйца. Когда запасы муки заканчивались, каждой семье выдавали немного комбикорма. Лепешки из такого теста постоянно крошились, а вкус был страшно горьким.

Несмотря на все старания, часть населения в военные годы голодала, часто умирали маленькие дети и старики. Помню, как не стало родителей детей из соседнего алааса, с которыми я играла, а их самих увезли в детский дом.

В другой семье скоропостижно умерли двое детей. Я помню, как накануне с ними общалась, а на следующий день услышала, что их уже нет в живых.

По деревням стали ходить люди, которые жили милостью семей, приютивших их по старинным законам гостеприимства.

Они останавливались на ночлег на несколько дней или даже недель и шли дальше. Больше всех мне почему-то запомнилась женщина по имени Ксения, которая очень тепло ко мне относилась. Заплакав при прощании, подарила маленькие железные ножницы. Вероятно, это было самое дорогое, что у нее сохранилось от былой жизни. Местность, в которой я жила, находилась очень далеко от колхозного центра, поэтому пришлось пойти в школу на год позже (в 1944 г.) и ходить туда за восемь километров. В школе учиться было настолько радостно и интересно, что я искренне недоумевала, почему нужны выходные. Когда приходила домой, не хотела снимать даже школьную одежду. Уроки обычно делали при свечах, так как берегли керосин для лампы. Военное время наложило свой отпечаток и на школьную жизнь: ходили строем, учились прятаться в окопах, в экипировку школьника входили обязательно деревянные граната и автомат, железная кружка на ремне. Большинство детских игр были на тему войны, копали настоящие землянки, играли несколькими командами в отбирание флага.

ВЕСТИ С ФРОНТА

Кроме официальных от Совинформбюро про войну, новости мы узнавали из разговоров тех, которые по ранению вернулись с фронта (кто без глаз, кто без рук, без ног). Долгими вечерами бывшие солдаты рассказывали про фронтовых товарищей, своих командиров, боевые атаки. Мы поняли, что война – это страшное, бесчеловечное явление.

Помню, всех людей того времени объединяло одно желание – добиться скорой победы над фашистами. Все от мала до велика работали для фронта: собирали теплые рукавицы, шапки, носки, сдавали медные чайники, самовары, тазы, котлы, а также серебряные и золотые украшения.

И вот наступил долгожданный день Победы. Конечно, все страшно радовались.

На всю жизнь врезалось в память, как отец взял меня с собой на празднование Победы. Мы ехали в школу на зимних санях, помню почти растаявший снег, ясную погоду с ярким солнцем и быструю езду.

Война закончилась, вернулся браг Николай, а мой дядя Тимофей погиб и навсегда остался в памяти близких 18-летним юношей. Так и не увиделся он с девушкой, к которой обещал вернуться и которая верею ждала его возвращения.

Помню, что летом 1945 г. в Сунтарском районе в местности Усун-Кюель был устроен большой Ысыах, посвященный Победе над фашизмом. Отец уже не работал, он сильно болел и не вставал с постели. Однако в этот день он принял решение обязательно пойти на знаменательный Ысыах. желая вместе со всеми разделить эту великую радость. Никакие уговоры близких но смогли оставить его дома.

Помню, что его привезли на телеге уже без сознания. Вскоре он умер.

МЫ ДОЛЖНЫ ПОМНИТЬ!

Эта трагедия коренным образом изменила мою судьбу. С детства мне прочили профессию учителя, но смерть отца, которую я восприняла как величайшую несправедливость, укрепила мою решимость стать врачом, спасающим больных от болезни. Последние пожелания отца перед смертью – дети должны учиться, получить образование, выучить русский язык.

Казалось, что с окончанием войны закончатся и все страдания, связанные с ней. Однако послевоенное время было не менее тяжелое, чем военные годы, а может, и самое тяжелое. Но, как и в войну, не хватало продуктов (даже самых элементарных – сахар, соль, мука), промышленных товаров. Отмена карточной системы не означала их наличия и свободной продажи. Все также люди голодали. Мне уже много лет, но я до сих пор помню чувство постоянного голода.

Для нашей семьи послевоенные годы были тяжелы вдвойне. Смерть отца лишила нас и так хрупкого достатка, необходимого для многодетной семьи. Брат Николай, который только-только вернулся из армии, успевал работать и в колхозе, и в домашнем хозяйстве, всего себя отдавая нам – младшим детям, матери и бабушке. Сейчас Николаю Николаевичу за 80 лет. Он по-прежнему живет в родном Жарханском наслеге в Сунтаре, у него четверо детей и много внуков.

Жизнь идет своим чередом, все дальше от нас Великая Отечественная война, меняется государственная власть, политика и экономика. В ходе этих перемен современное поколение, к сожалению, стало утрачивать патриотические чувства по отношению к своей стране, государству. Патриотизм, основанный на любви к Родине, на гордости за ее достижения, имеет общественный характер. Празднование такой даты, как 60-летие Великой победы над фашизмом, должно сплотить наше общество, все народы многонациональной России. Показать на великом примере, как важны общечеловеческие ценности, как надо их беречь и защищать.

Александра СТРУЧКОВА,

заместитель ген. Директора ОАО ГСМК «Сахамедстрах»,

заслуженный врач Я АССР, РСФСР,

почетный гражданин г. Якутска.

ветеран труда.

Молодежь Якутии. – 2005. – 22 апреля.