Самсонов Н. Три фотографии / Н. Самсонов // Якутия. – 2004. – 8 мая

ТРИ ФОТОГРАФИИ

 

 

В моем фронтовом альбоме хранятся три фотографии, которые переносят меня на много лет назад, в мою пропахшую порохом юность. Мне они очень дороги и памятны.

Первая относится к 9 мая победного 1945 года. На любительском снимке, пожелтевшем от времени, видны широкая площадь в Праге, шестиэтажное здание причудливой архитектуры, рядом полуразрушенные развалины с выбитыми окнами. Около них наша противотанковая пушка, задравшая к небу ствол, и тут же солдат в выцветшей, просоленной гимнастёрке с пистолетами в руках. Это Панкрац – район Праги, где шёл жестокий кровопролитный бой 9 мая с озверелыми фашистами, которым уже нечего было терять.

Днём ранее наш танк в составе VII механизированного корпуса II Украинского фронта на большой скорости шёл из города Брно в Прагу. Ещё не оправившись после ранения, я сидел у рации, из которой неслись призывы по-чешски и по-русски: «Прага восстала, Прага борется, но силы неравны... Прага ждёт своих освободителей – Красную Армию... Помогите». Наш танк, натужно ревя, в колонне с другими машинами бешено помчался к восставшему городу. По обочинам дороги туда же шла кавалерия прославленного генерала Плиева.

Мы ворвались в город, который горел и был весь перегорожен баррикадами, сооружёнными пражанами. Дым и пыль не давали ориентироваться. Наши машины, разметая нагромождения песка, металла, деревьев, останавливались лишь дважды – у железнодорожного вокзала, где завязался бой, а затем в районе Панкраца. Через несколько часов город был освобождён.

Первая фотография на Панкраце, которую снял наш фотограф, имеет продолжение.

 

 

Случилось это 10 мая. Опьяненные словом «Победа!», в радостном возбуждении ходили мы по Праге, фотографировались, бродили по Панкрацу, уже стали строить планы на будущее: «А я, братцы…» Но раздалась автоматная очередь, и один из наших ребят упал. Стреляли из полуразвалившегося дома напротив – того самого, что на первой фотографии.

Сгорая от ненависти, мы, трое друзей – Николай Любанец из Белоруссии и Николай Бабченко с Украины, и остальные товарищи бросились на руины. Обдирая в кровь руки и колени, стали карабкаться по уцелевшим лестницам и проёмам. Но разве найдёшь кого в незнакомом городе, в развалинах?! Помогли нам чехи, которые часа через два привели переодетого в гражданскую одежду фашиста. Разъярённые жители, натерпевшиеся от оккупантов, готовы были растерзать его. Нам пришлось защищать его от самосуда.

Через семнадцать лет по приглашению моих чешских друзей я приехал в Прагу. Ещё живы были у пражан памятные дни сорок пятого.

Меня встретили друзья Иозеф Килиан, Франтишек Балли, Фран-тишей Гейл... Это они, чешские патриоты-партизаны, с оружием в руках дрались за освобождение своей страны. Плечом к плечу с солдатами великой армии великой страны Советов, сражаясь вместе, проливали кровь.

На другой день после встречи с друзьями на быстрой Татре вместе с известной журналисткой Дядиновой я снова на Панкраце. Город изменился до неузнаваемости: вместо поляны – автобусный парк, разрушенные дома все были восстановлены. Там, где погиб наш фронтовой друг, зеркальными окнами сияла многоэтажка, и здание необычной архитектуры стояло на своём месте. Это вторая фотография, где я рассказываю журналистке о том, что произошло 10 мая сорок пятого на этом месте.

А вот и третья фотография: мы сидим в доме старожила Панкраца, которого нашла Дядинова, она меня знакомит с пожилым чехом, который оказался одним из тех, кто помог 10 мая сорок пятого поймать переодетого фашиста, стрелявшего в нас. Это кажется фантастикой, нереальностью: через семнадцать лет после окончания войны найти человека, который помог нам обезвредить врага!

 

 

Его рассказ полностью подтвердил все мои воспоминания. Мы обнялись... Незабываемая весна сорок пятого снова была с нами!

Все эти фотографии — это моя память, радость и боль...

 

Николай Самсонов,

Фронтовой разведчик

Якутия. – 2004. – 8 мая.