Петровская О. Подвиг в тылу, в якутской тайге / О. Петровская // Якутия. – 2004. – 8 мая. О Николае Дмитриевиче Терешкине

ПОДВИГ В ТЫЛУ, В ЯКУТСКОЙ ТАЙГЕ

 

 

 

В феврале мне пришлось побывать в Горном улусе, заезжали ненадолго и в село Ерт Шологонского наслега. Подвела тогда память, не подсказала хорошо знакомого имени и трагического события военных лет, связанного с этими местами. Напомнила обо всем ветеран тыла и труда Василиса Григорьевна Хорунова, вдова Николая Дмитриевича Терешкина − известного в республике партийного и государственного деятеля середины прошлого столетия. Старшее поколение помнит его как председателя Якутского горисполкома на стыке 50-х и 60-х годов, при нем стала быстрыми темпами преображаться, приобретая городское обличье, наша столица. Современники отзываются о Терешкине как о личности во всех отношениях выдающейся.

Долгие годы мало кто знал о подвиге, совершенном в молодости этим энергичным и обаятельным человеком. Сам он о том скромно умалчивал и жене запрещал кому-то рассказывать, писать, разыскивать участников трагедии, разыгравшейся в таежной глуши.

...Это случилось 5 марта 1943 года. Самолет ЛИ-2 (видоизмененный американский «Дуглас») 8-го транспортного полка вылетел из Якутска в Олекминск. Кроме экипажа на его борту находились военные, экспедитор потребкооперации и три секретаря райкомов комсомола, возвращавшиеся домой с пленума обкома комсомола. В пути крылатая машина на сто с лишним километров отклонилась от курса, а через час полета отказал двигатель. Секунды спустя грохот потряс глухую тайгу. Кабина вонзилась в землю, летчики погибли сразу, а тяжело травмированный бортмеханик умер, прожив несколько дней.

В отколовшейся хвостовой части уцелели в разной степени покалеченные семеро пассажиров. Несчастные были обречены на смерть, но среди них оказался умелый и смекалистый 24-летний парень-якут. Николай как само собой разумеющееся взял на себя заботу о товарищах по беде, действовал почти в одиночку, снимая застрявшего на дереве раненого, оборудовал, утеплив паклей, подобие жилья в останках самолета. Бывалый таежник, потомственный охотник круглосуточно поддерживал огонь в костре, из волос длиннокосых девчат сплел силки и смог добыть куропаток.

Шли дни, а помощь все не приходила. Тогда Николай перочинным ножом вырезал из обломков фанеры лыжи, загнул, размягчая фанеру в кипятке, и сам отправился на поиск, к людям. Больше суток упорно шел через заснеженные буреломы и овраги, пока не достиг одинокой избушки. Неподалеку находилось село, колхоз имени Карла Маркса. Там быстро снарядили несколько оленьих упряжек, пострадавшие в аварии были спасены.

Наш герой родом из села Толон Нерюктяйинского наслега Ленского улуса. Что помогло ему не только выжить в экстремальных условиях, но и спасти других? Он прошел суровую закалку тяжелой жизнью. С нежного возраста стал помощником вдовой неимущей матери-колхозницы дома, на сенокосе, в хотоне. Школа находилась в десяти километрах от дома, туда-обратно пробегал двадцать. Мальчишка хорошо ориентировался в тайге, знал законы природы, повадки дичи. Нельзя недооценивать и патриотическое воспитание того поколения, волевой характер Николая. А еще его ждала дома любимая жена, со дня их свадьбы и двух месяцев не прошло.

Свой поход по стылой тайге он никогда не считал подвигом. Писателю Николаю Мординову, с которым случайно познакомился и подружился в больнице, большого терпения и упорства стоило выведать эпизод за эпизодом подробности того происшествия. В результате этих посиделок вскоре на русском и якутском языках вышла книга «Беда». Прототипом героя повести Тогойкина был Николай Терешкин. Единственным документальным подтверждением этого являлась надпись на подаренном ему экземпляре книги: «Дорогому Ник. Дм. Терешкину, образ и подвиг которого я пытался изобразить в лице главного героя этого скромного своего труда − комсомольца Николая Тогойкина. С любовью и благодарностью, автор Н. Мординов-Амма Аччыгыйа. 9/III-66 г.».

А для других он так и оставался безвестным. Почему? На этот вопрос отвечает писатель, историк якутской авиации Иван Негенбля: «Вплоть до середины 80-х годов работа перегоночной трассы Аляска-Сибирь в нашей стране умалчивалась, ее значение в победе над фашизмом всячески приуменьшалось. А значит, и говорить о замечательном, самоотверженном поступке Николая Терешкина считалось неуместным».

Народный поэт Якутии Савва Тарасов с детства знает о трагедии, случившейся в его родном Горном улусе в военном 43-м: «У нас тогда среди населения был популярен, как легенда, рассказ об одном парне-якуте, который своей находчивостью, смелостью и мужеством спас оставшихся в живых пассажиров и членов экипажа самолета». Героя повести «Беда» несколько поколений читателей сравнивали с образом Павла Корчагина Островского и Коли Манасова Эрилика Эристина.

Лишь в 70-х годах, уже после смерти Николая Дмитриевича, школьники Горного района взялись за поиск, чтобы восстановить имя героя. Народный писатель и вдова Терешкина подтвердили неясные предположения. Еще несколько лет спустя для подтверждения подлинности события была образована поисковая группа, обнаружившая место катастрофы и части разбившегося самолета на Силянском нагорье. Учащиеся Шологонской школы под руководством учителя А. Г. Захарова установили там памятник-обелиск. В музее наслега появился специальный стенд, рядом помещены останки «Дугласа».

Стараниями Василисы Хоруновой собраны воспоминания пассажиров рухнувшего с небес самолета и выручавших их колхозников. Одна из спасенных − Наталья Слепцова − свидетельствует, что в повести «Беда» все отражено правильно. Николай Терешкин действительно совершил геройство. В Якутске им было заявлено, что об этом подвиге узнают все, но кроме книги Н. Мординова ничего не было. Никто пострадавшими в авиакатастрофе не интересовался.

Василиса Григорьевна пришла в редакцию с чемоданчиком, полным газетных вырезок, книг, планшетов с фотографиями. Память о любимом муже − для нее святое. Все эти материалы использовала на уроках мужества в школах. Она умеет рассказывать увлекательно, сказывается большой опыт организатора, редактора радиовещания. Составила сборник воспоминаний родных, друзей и знакомых Н. Терешкина, очерков журналистов. Книга «Герои не умирают» вышла в 2000 году небольшим тиражом.

Полвека спустя подвиг Н. Терешкина был оценен на государственном уровне. Указом Президента России от 7 июля 1993 года он награжден солдатской медалью «За отвагу». Николай Дмитриевич − единственный якутянин, удостоенный этой награды за подвиг не на фронте, а в тылу. Мемориальная доска на фасаде дома по улице Октябрьской, где и поныне живут три поколения его семьи, появилась 27 лет спустя после смерти героя. Сегодня, 9 мая, ему исполнилось бы 85 лет.

Оксана Петровская

Якутия. – 2004. – 8 мая