Москвитин С. Как мы прорывали блокаду / С. Москвитин // Якутия. – 2004. – 29 января. Об Аркадии Васильевиче Коростелеве

КАК МЫ ПРОРЫВАЛИ БЛОКАДУ

Почетный гражданин Ленского района Аркадий Коростелев родился в «немужской» день 8 марта 1924 года в селе Ново-Тагилка Миасского района Челябинской области. Когда началась война, ему было 17, он учился в ремесленном училище на электротехническом отделении. Учеба давалась легко, а введение военной дисциплины еще больше мобилизовало паренька.

 

 

Группы в училище стали считаться взводами, а мастера и преподаватели – командирами. Так как в конце 1941 года призывы военнообязанных стали почти сплошными, а в Челябинске формировался танковый корпус добровольцев, ряды учащихся и преподавателей стали редеть. Аркадий был помощником мастера – помкомвзвода, когда в декабре 1941 года его непосредственного начальника призвали на фронт. Мастером назначили Коростелева.

В кинотеатр «Горняк», расположенный напротив училища, каждую неделю приезжала военная комиссия. В январе 1942 года Аркадий написал первое заявление с просьбой отправить его на фронт добровольцем. Пареньку ответили, что сначала он должен закончить учёбу и выпустить группу электротехников. Выпуск состоялся в феврале, тут же набрали новую группу из 45 девушек. Директор училища по этому поводу пошутил: «Никуда ты теперь, Коростелёв, не убежишь».

8 марта 1942 года Аркадий отметил своё 18-летие, а 12 марта пришёл на заседание призывной комиссии с очередным, шестым по счёту заявлением. Комиссар, наконец, дал добро: «Что ж, иди, подстригайся!» И вручил повестку.

Провожали добровольцев уже через три дня с железнодорожного вокзала в Челябинске, торжественно, под духовой оркестр... В Москве Аркадий прошёл курс молодого бойца, получил звание старшего сержанта и попал в прославленные гвардейские войска – резерв Главного командования Красной Армии.

А потом была усиленная двухмесячная подготовка, освоение техники стрельбы на Московском полигоне гвардейских частей, распределение во вторую батарею 61-го дивизиона 12-й отдельной бригады гвардейских минометов, знаменитых «катюш». Первое боевое крещение Аркадий получил на Калининском фронте. Поддерживали залпами «катюш» воевавших в Подмосковье. Техники у немцев было много, и бригада получила задание разбить их контрнаступление. За какой-то месяц сменили позиций восемь. Чересчур плотный огонь «катюш» вызывал у немцев панику. Этому секретному оружию русских они не могли противопоставить даже свой шестиствольный миномёт, которым очень гордились. Так как соединение подчинялось ставке Верховного командования, бригаду кидали с одного участка фронта на другой, где было тяжелее. После Подмосковья Аркадий Коростелёв попал на Центральный фронт. В последних числах декабря был окружён великолукский гарнизон противника, бригада минометчиков поддерживала наступление, артиллерийские залпы уничтожали укрепления немцев и способствовали пехоте захватить железнодорожную станцию, прорваться к окраине города.

24 декабря, накануне немецкого Рождества, дивизион всю ночь вёл огонь по немецким позициям, посылая фрицам «рождественские подарки». Утром командир дивизиона капитан Шеремет получил приказ срочно сняться с огневой позиции и выехать в пункт сосредоточения всей бригады, подготовить матчасть и личный состав для погрузки в эшелон. Передвигались ночью, для движения к станции дорога очищалась как от встречного транспорта, так и от попутного. 28 декабря бригада со всей техникой тронулась в путь по железной дороге. Никто из бойцов не знал куда, за исключением командира бригады полковника Кутанина и его штаба. В эшелоне были установлены зенитные спаренные пулемёты, днём поезд сопровождали истребители. На станциях состав загонялся в тупик и маскировался. Утром 2 января прибыли на станцию Тихвин под Ленинградом. Эшелон встретил сам маршал Советского Союза Климент Ворошилов. Обращаясь к бойцам, полководец сказал, что ленинградцы ждут их помощи, что гвардейцы своим оружием помогут выбить немцев из укреплений. Но ни слова о том, что готовится прорыв блокады.

В трёхдневный срок минометные установки М-30, М-32 заменили на более мобильные М-16, М-20 на американских «студебекерах». 10 января выдвинулись в пункт сосредоточения второй ударной командующего Мерецкова. Ствольная артиллерия начала работать в направлении торфяных поселков. Немцы уже приноровились к тому, что у русских сначала работает ствольная артиллерия, а за пять минут до подъема пехоты в бой открывают огонь «катюши». После первых артиллерийских залпов они отходили на вторую оборону и там встречали нашу пехоту. Видя это, командование стало производить «тревожный огонь»: артиллерия – парочка «катюш» – артиллерия – общий залп бригады, и пехота идёт в наступление. После «тревожного огня» сопротивления были редкими.

Утром 12 января через огневую позицию бригады вперед пошли танки «Т-34» и два «КВ». Заключительный залп в сторону пятого поселка сделали в 11.50. Два танка «Т-34» и один «КВ» увязли в болоте, пехота при неполной танковой поддержке, захватив первую оборону, вторую осилить не смогла. И тогда командование получило приказ срочно заправиться и дать залп с изменением координат – по второй обороне противника. Ударили по немцам и выбили вон.

Так день за днём продвигались в направлении станции Мга. Наконец, 18 января 1943 года Ленинградский фронт соединился с Волховским в первом посёлке. Дивизиону была поставлена задача выдвинуться в коридор прорыва между Шлиссельбургом и Синявскими высотами, в так называемое «бутылочное горло».

На рассвете над позицией русских показался немецкий крылатый разведчик-корректировщик «Фоккевульф» – «костыль», как называли его наши бойцы. Через какое-то время в небе появилось звено бомбардировщиков, которые сбросили вместо бомб воздушный десант. Парашютисты утыкали весь небосвод. Тут же, с Синявинских высот, плотно начали работать шестиствольные немецкие миномёты – «ишаки». «Понятно, на нас целят, – закричал кто-то. – «Катюши» захватить хотят!» А в ответ голос командира: «А вот хрен им!».

Совместно с пехотой весь личный состав дивизиона открыл огонь по парашютистам. Многих поубивали ещё в воздухе, остальных добили на земле. Троих взяли в плен, допросили через переводчика. Немцы признались, что рассчитывали прорвать оборону, а в задачу десанта входило не допустить уничтожения «катюш» русскими при отступлении. Давно уже фрицы мечтали захватить русское секретное оружие, которого боялись как смерти, но и на этот раз у них ничего не вышло... За тот скоротечный бой гвардии старший сержант Аркадий Коростелёв был награждён орденом Славы III степени.

В коридоре прорыва началось строительство железной дороги, чему немцы препятствовали как могли, поливая наших солдат артиллерийским огнём с Синявинских высот. Командование бригады получило задачу уничтожить крупнокалиберные дальнобойные орудия противника. Задача была выполнена не без потерь..

– Больше всего мне, пожалуй, запомнился день, когда мы прорвали блокаду Ленинграда, – вздыхает Аркадий Васильевич. – Встреча двух фронтов, объятия, радость... А 25 января к нам в дивизион приехала делегация Путиловского завода, выразила благодарность за участие в прорыве блокады. Через три дня наша делегация побывала на заводе. Мне посчастливилось увидеть своими глазами Ленинград 1943 года – заснеженный, разбитый. Горожане двигались, как тени, и мы видели в их глазах слёзы горя потерявших от голода родных и слёзы радости – наконец-то кончится их голодный паёк в 125 грамм суррогатного хлеба! Меня поразили стойкость и мужество ленинградцев. Во время блокады они не отходили от станков, практически жили на своём предприятии. То, что командование смогло выделить из наших запасов продовольствия, мы передали рабочим завода...

После прорыва блокады Ленинграда бригаду гвардейских миномётов направили под Новгород, где уже шли ожесточённые бои по освобождению города от фашистов. Потом были бои подо Ржевом, Старой Руссой...

22 июля 1943 года близ озера Ильмень на позиции «катюш» обрушился мощный удар с воздуха. Аркадий Коростелёв был тяжело ранен и контужен с потерей речи и слуха. Лечился в шести госпиталях: двух полевых, Бокситогорске, Боровичах, Рыбинске и Кузбассе-Прокопьевске. Случайно увидел в своей истории болезни записку от замполита Юрлова: «Просим по выздоровлении направить в свою часть». И номер полевой почты. Но главврач на это сказал: «Не видать тебе своей части! Поедешь домой!»

В феврале 1944 года старший сержант Коростелёв был комиссован с присвоением инвалидности II степени. Вернулся в Челябинскую область, в родной Миасс. Долго лечился, потом устроился работать электрослесарем на Уральский автомобильный завод. Женился.

С 1958 года Коростелёвы живут в Ленске. Аркадий Васильевич работал плотником СМУ-3 треста «Якуталмаз», строил гостиницу «Лена», столовую №1, школу №2, многие дома по улицам Победы, Орджоникидзе, Дзержинского. В 1961 году был делегатом I республиканского слёта ударников труда. На завод железобетонных изделий пришёл рядовым диспетчером, стал начальником и 14 лет возглавлял этот коллектив. К военным наградам фронтовик добавил медали «За доблестный труд», «Ветеран труда», почётные грамоты Верховного Совета ЯАССР и Якутского обкома КПСС, Совета Министров ЯАССР и другие – общим числом 36.

1 мая 2004 года Аркадий Васильевич и Августа Илларионовна Коростелёвы отметят знаменательную дату – 60-летие совместной жизни. Вместе воспитали и поставили на ноги троих детей. Вместе пережили смерть сына. Вместе надеются отметить 60-летие Победы. У ветерана, участника прорыва блокады Ленинграда, есть давнишняя мечта – побывать ещё один раз в этом городе, ныне Санкт-Петербурге. И сравнить нынешнюю северную столицу государства с тем, что он увидел в далёком, неимоверно тяжёлом и голодном 1943 году.

Сергей МОСКВИТИН

Якутия. – 2004. – 29 января.