Кузнецова М. 125 блокадных грамм / М. Кузнецова // Якутия. – 2004. – 8 мая. О блокадницах Елене Семеновне Новгородовой и Маргарите Александровне Громовой

125 БЛОКАДНЫХ ГРАММ

По стопам отца

Сегодня в Санкт-Петербурге живет много ветеранов горнодобывающей промышленности, энергетиков, приехавших из Якутии; В Преддверии Великой Победы я хочу рассказать о двух женщинах-якутянках, переживших в Ленинграде страшные дни блокады, награжденных медалью «За оборону Ленинграда», живущих и по сей день в любимом городе на Неве.

 

Имя первого якутского ученого-лингвиста, создателя якутской массовой письменности Семена Андреевича Новгородова хорошо известно якутской интеллигенции. Современники восхищались его энциклопедическими знаниями, он окончил восточный факультет Ленинградского госуниверситета, успешно сдав экзамены по тюркским наречиям, монгольскому, калмыцкому языкам, тунгусо-маньчжурским наречиям, китайскому, французскому, немецкому языкам.

В Петербурге на 7-й линии Васильевского острова на берегу Невы стоит небольшой скромный дом. Наверное, нигде в мире нет такого дома, где бы проживало в разные годы столько научных светил мирового масштаба. Среди них физиолог И. Павлов, создатель теории небесных тел А. Ляпунов, первый русский электротехник В. Перов... На стенах этого дома 27 мемориальных досок. Жил в нем и С. Новгородов. К сожалению, он умер совсем молодым в 1924 году, за неделю до рождения дочери Лены, Прошли годы. 22 июня 1941 года она возвращалась домой после выпускного бала. Впереди прекрасное будущее. Но все изменилось в одно мгновение. «С каждым днем усиливались бомбардировки, – вспоминает Е. Новгородова. – Опустошались прилавки магазинов, урезались нормы продовольствия, темнели улицы, останавливались прямо на рельсах, покосившись набок, трамваи». Лена успешно сдала вступительные экзамены на восточный факультет Ленинградского университета, но скоро пришлось бросить учебу. Одноклассники прямо со школьной скамьи ушли на фронт, а девушки дежурили на крышах домов, рыли окопы и траншеи под Ленинградом.

Войну выстояли, потому что каждый свято верил в идеалы, чувство патриотизма и товарищества: «Двор обрастал льдом, – вспоминает Елена Семеновна. – За водой ходили мелкими шажками на Неву, к проруби, кто с ведром, кто с бидоном. С двумя ведрами я уже невидела жителей – не хватало сил. Случалось, что, выбираясь от проруби на твердую землю, я теряла равновесие, бидон выскальзывал из рук, и часть драгоценной воды проливалась. Почти каждый раз возле проруби оказывался кто-то сильнее меня и помогал вытаскивать бидон из ледяной проруби».

Лена стала работать в библиотеке Академии наук... грузчиком. «Мы ездили по квартирам ученых и забирали там ценные библиотеки... Беда в том, что лифты замерзли, и мы на себе волокли связки книг, кое-как перевязанных веревками. Работали так несколько месяцев, горы книг в хранилище библиотек вырастали, а мы худели и как-то темнели лицами».

В конце 1942 года Лену с мамой эвакуировали из осажденного Ленинграда, и они приехали на родину – в Якутию. Лена поступила и после войны с отличием окончила Якутский педагогический институт, а по возвращении в Ленинград получила второе высшее образование. Ее дипломной работой было исследование творчества известного якутского писателя С.С.Яковлева – Эрилика Эристина.

Елена Семеновна долгие годы занималась педагогикой, 16 лет заведовала кафедрой немецкого языка в Педагогическом институте имени Герцена. И всю жизнь она поддерживает самые тесные связи с Якутией, пишет статьи по якутскому фольклору, делает переводы, один из ее недавних переводов на немецкий язык поэмы Сергея Зверева «Сказание о Москве».

Несмотря на свой преклонный возраст, Елена Семеновна и сегодня работает доцентом кафедры немецкого языка Санкт-Петербургского госуниверситета им. Пушкина. Плодотворно занимается переводческой деятельностью. Посвятив свою жизнь изучению языков, достойно продолжила работу отца, выдающегося лингвиста, замечательного сына якутского народа Семена Андреевича Новгородова.

Голод был сильнее боли…

Кто у нас не знает первого генерала из Якутии Андрея Ивановича Притузова? О нем написано много, есть даже отдельная книга. А о том, что его племянница Маргарита Александровна Громова, всю войну проработавшая на прославленном Кировском заводе, по сей день живет в Петербурге, видимо, мало кто знает.

 

Маргарита Александровна, хотя ей идет уже 89-й год, помнит прошлое до мельчайших подробностей, с трепетом рассказывает о своей жизни в довоенной Якутии. В то время советская власть начала великое дело всерьез взялась за ликвидацию безграмотности населения. В Якутске открылось несколько техникумов, Маргарита Александровна поступила в строительный.

Отец ее – политссыльный из Петрограда, бывший слесарь Путиловского завода, мама – Надежда Ивановна (родная сестра А. И. Притузова) – одна из организаторов женского движения Якутии, работала в Якутском горкоме партии, секретарем Томмотского райкома КПСС, заведующей приемной Председателя Президиума Верховного Совета ЯАССР.

М. А. Громова приехала на родину отца, в Ленинград, и с 1934 года работала на Кировском заводе. Накануне войны родилась дочь Надюша. Вспоминает Маргарита Александровна: «Когда первые немецкие бомбардировщики пролетели над заводом, мы даже вышли на улицу и, задрав головы, смотрели на них. Но когда эти самолеты стали бросать на маленьких парашютах корзинки с бутылками зажигательной смеси на крыши заводских цехов, стало уже не до любопытства. Это было первое боевое крещение. На заводе я работала токарем. Работать приходилось в зимней одежде, так как было очень холодно. Детали станка так замерзали, что когда брались за рукоятки, с ладоней слезала кожа. Голод был сильнее физической боли. В конце двора был навес, куда свозили умерших за день, а на следующий день приходила машина, на которой их увозили хоронить в братских могилах. А сколько было разрушенных домов! В некоторых после бомбежек были видны все этажи, а в них – кровати, столы, шкафы».

Когда свирепствовали страшные морозы, Маргарите Александровне с дочерью помогла выжить медвежья шкура, привезенная из Якутии матерью еще до войны. «Эту медвежью шкуру я привязала веревками с четырех сторон на нашу кровать мехом внутрь, и мы с дочкой забирались под нее – шкура нам давала тепло. Так тепло с моей родины помогло согреть нас в трудное время блокады».

М. А. Громова и после войны работала на заводе, имеет многие правительственные награды, а в ее сердце навсегда осталась родная Якутия, потому всячески старалась помочь землякам в Питере, шефствовала над студентками-якутянками. Она и сегодня держит тесную связь со своими девчонками.

Вот такие прекрасные землячки живут в Северной Пальмире.

Поговорив с ними, я по-новому прочла следующие слова: «Несмотря на постоянные бомбардировки и несказанные страдания от холода, голода и болезней, успешно защищали свой любимый город в течение критического периода с 8 сентября 1941 по 18 января 1943 года и символизировали этим несокрушимый дух народов СССР и всех народов мира, сопротивляющихся силами агрессии». И подпись: «Президент США Франклин Д. Рузвельт. 17 мая 1944 г. Вашингтон».

Мария Кузнецова

Якутия. – 2004. – 8 мая