Кожурова Е. От Сталинграда до Берлина / Е. Кожурова // Якутия. – 2005. – 12 апреля

ОТ СТАЛИНГРАДА ДО БЕРЛИНА

В местности Чэппиэдэй Аммата, ныне Соловьевский наслег Чурапчинского улуса, у бедняков Сергеевых в 1904 году родился мальчик. Когда умерла его мама, отец отдал семилетнего сына на воспитание в семью Николаса Соловьева. В годы гражданской войны на глазах приемыша белобандиты убили доброго к нему Николаса, а его жену Матрену сожгли живьем в Чурапче.

Рано повзрослевший Дмитрий в числе первых вступил в только что созданный колхоз «10 лет автономии ЯАССР». Стал активным, усердным колхозником, одним из первых стахановцев. В те далекие годы все самые тяжелые работы на селе выполнялись вручную. В Чурапче начиналось строительство двухэтажного противотуберкулезного санатория. На возведение этого громадного по меркам довоенного времени здания отбирали в колхозах самых крепких мастеровитых мужчин. В бригаду строителей попал и Сергеев. Впоследствии он вспоминал: «Этот объект забрал все наши силы и энергию». Зато новое медицинское учреждение спасло тысячи человеческих жизней от самой распространенной тогда страшной болезни – туберкулеза. Перед войной Дмитрий Лазаревич бригадирствовал в колхозе, на фронт призвали в 42-м. Боевой путь чурапчинца начался со сталинградского пекла и закончился штурмом Берлина. Служил в гвардейской пехоте. Трудно представить, какую тяжкую фронтовую дорогу прошел, прополз по грязи и снегу солдат. Форсирование рек под ураганным огнем врага, битва не на жизнь, а на смерть. Вынес дни и ночи в сырых окопах, голод и жажду, ранения и контузии. Пол-Европы прошагал, не зная русского языка. Видно, помогли выжить природная смекалка, меткий глаз и его практичный крестьянский ум. Очень сожалею, что мало расспрашивала, не выведала подробностей об этом геройском боевом пути. Между тем ратный труд Дмитрия Сергеева отмечен лишь четырьмя медалями: «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина». Старые фронтовики утверждают, что на войне не всегда объективно оценивались истинные заслуги скромных, тем паче не умеющих изъясняться по-русски, солдат. Они удостаивались боевых наград только за исключительную храбрость и героизм. Вернувшись на родину, Дмитрий Лазаревич активно включился в восстановление ослабленного колхозного хозяйства. Истово трудился на разных тяжелых работах, мужских рук не хватало на заготовке дров, сена, строительстве дороги. Многие земляки не вернулись с войны. Фронтовика поставили табунщиком, и он добивался высоких производственных показателей.

В последующем руководство колхоза направило безотказного работника истопником в участковую больницу. Из-за этого распоряжения Сергеев столкнулся с крупной неприятностью, когда подошло время оформления пенсии. При преобразовании в совхозы по халатной невнимательности руководства бывшего колхоза его не включили в список колхозников, тем самым ветеран разом потерял весь свой трудовой стаж. В течение нескольких лет эта ошибка почему-то не исправлялась, что очень беспокоило пожилого человека. Жена его, Степанида Степановна, в годы войны надорвалась и потому использовалась на «мелких» работах: плела веревки для привязи скота, сортировала семена перед посевом, летом гнула спину на колхозном огороде. Из рожденных до войны детей выжила только Александра, остальные умирали, не получив медицинской помощи. После войны появились поныне здравствующие сыновья Дмитрий и Степан.

С дочкой Сергеевых Александрой мы росли вместе с тех пор, как судьба свела меня с этой семьей. После смерти моей мамы старший брат привез меня в село Мырыла. Мы поселились у родственников по его отцу на ферме, что находилась на окраине села. Ежедневно за обратом – обезжиренным молоком – на ферму приходила красивая девочка моего возраста. Мне очень нравились ее слегка вьющиеся волосы, заплетенные в косы, и большие умные глаза. Она подошла первой со словами: «Оказывается, ты моя сестра, дочка моего деда Степана и его жены Анны». И действительно, Шура приходилась мне родной племянницей, дочерью моей старшей сестры Степаниды и Дмитрия Лазаревича. С тех пор мы вместе играли, ходили друг к другу в гости. Однажды по просьбе Шуры я осталась у них ночевать. Дмитрий Лазаревич вернулся с сенокоса ночью. Утром увидела плотного, очень симпатичного мужчину. Он сидел за столом без рубашки, и я заметила большой шрам от ранения на его загорелой спине. Через два года мой родной отец взял меня к себе. Он, Бескин Степан Дмитриевич, жил с младшей дочерью Татьяной, которая имела двоих детей и воспитывала падчерицу. Я вошла в эту семью четвертым ребенком. Несмотря на перемены, оставалась частым гостем в доме Сергеевых. Крепко сдружились с Александрой, стали как родные сестры. Должно быть, чем-то даже походили друг на друга, потому что люди частенько путали меня с Шурой, называя «дочкой Лазаревича», как уважительно называли в селе ветерана. К сожалению, в 74-м моя Шурочка умерла 33-летней, оставив троих детей. Эту горькую утрату я остро переживаю по сей день. Мой зять Дмитрий Лазаревич остался в памяти человеком большой души, очень внимательным, всегда готовым прийти на помощь, если кто-то в этом нуждался. Очень скромным, не любившим говорить о себе, тем более о фронтовых заслугах. Он был опорой и нашей семьи. Когда отца свалила острая боль в животе, поехал на коне за врачом в Мындагай, за 40 километров от нашего села. Отец умер в Якутске, не перенес операцию, и опять он, Дмитрий Лазаревич, отправился его хоронить. И когда умирал наш родственник, Попов Афанасий Матвеевич, лучший дояр колхоза, рядом с нами находился Сергеев. В трескучий мороз декабря-января ежедневно приезжал подсобить сестре. Какие бы проблемы ни возникали в нашей семье, он был первым помощником и советчиком. В последние годы своей жизни старый солдат страдал жестокими болями в суставах ног, видимо, то были последствия военной службы, но нигде не лечился – ни в больницах, ни в санаториях. Раньше не было и понятия о социальной защите участников войны. Никакими льготами не пользовался, ничего не просил, никогда никому не жаловался. Наш ветеран в силу своей скромности ушел из жизни не замеченным. Я верю, что его щедрая душа, добрые дела продолжатся в детях и внуках. Вечная память Дмитрию Лазаревичу Сергееву, рядовому солдату, беззаветному защитнику Отчизны.

Екатерина КОЖУРОВА

Якутия. – 2005. – 12 апреля