Доклад профессора Н.Г. Самсонова на пленарном заседании Всероссийской научно-практической конференции «Филология и образование: от Ломоносова до наших дней»

Доклад профессора Самсонова Н.Г. на пленарном заседании научно-практической конференции «Филология и образование: от Ломоносова до наших дней»
 

Уважаемые коллеги!

Еще в 1746 году великий Ломоносов писал в своём «Кратком руководстве к красноречию» о значении языка в жизни общества: «Блаженство рода человеческого коль много от слова зависит, всяк довольно усмотреть может. Собраться рассеянным народам в общежития, созидать грады, строить храмы и корабли, ополчаться против неприятеля и другие нужные, союзных сил требующие дела производить как бы возможно было, если бы они способа не имели сообщать свои мысли друг другу?»

Эти слова М.В. Ломоносова сохраняют свою актуальность и в наши дни. Мало того, за истекшие более 250 лет роль языка в жизни человека стала еще более значительной, особенно возросло влияние языка на общественную жизнь человека в конце XX и начале XXI столетия. Это объясняется многими причинами, в частности, увеличением числа грамотных и образованных людей, колоссальным ростом печатной продукции, существенным умножением школ и библиотек, всё расширяющимся телефонным и телеграфным обменом, распространением радио, телевидения, Интернета, компьютеризацией, увеличением числа театров, кино, клубов, ускорением общественной жизни... За последние десятилетия СЛОВО проникло непосредственно в технику.

Сегодня русский язык уже не тот, каким был он во времена Ломоносова. Сегодня это великий, могучий язык, один из признанных международных языков.

Дорогие коллеги!

Мне здесь нет смысла распространяться об этом. Всем вам, сидящим в этом зале, это хорошо известно.

Сегодня я буду говорить о русском языке как языке многострадальном. Он опошляется, огрубляется, бездумно американизируется. В русский язык проникают вульгарные, а нередко непристойные слова и выражения, наша речь засоряется словами и оборотами из жаргонов. И как следствие происходит снижение языковой и общей культуры населения.

Стоит постоять вблизи подростков или молодых людей и нередко замечаешь, как объясняются они на похабной словесной мерзости, где нет места ни оригинальной мысли, ни искреннего чувства. Грешат матом и руководители всех мастей, начиная от мастера до директора предприятия, считая его народным языком. Эти Цицероны от матерщины думают, что уличная брань – это вернейший признак их демократичности. В устах девушек и женщин похабщина – вообще дикость, лишающая «милое создание» всякой привлекательности как несоответствие их природе и назначению.

Мат для многих перестал быть ненормативной лексикой. На нём теперь разговаривают. Актёры, режиссёры, политики и даже нередко учёные так и сыплют блатными и нецензурными словами и выражениями. Кое для кого ненормативное слово стало нормой. И такой человек уже перестаёт замечать своей внутренней распущенности.

Обидно, что вульгарная, жаргонная лексика, даже матерщина проникли не только в разговорную речь наших людей, но и в речь публичную, газетную, телевизионную, радио, даже в художественную. Печатать непечатное – вот за что борются сегодня многие газеты, в том числе и молодёжные. Мат в переплёте такое же привычное явление, как и без переплёта. Зачем же, спрашивается, журналистам или авторам непотребные слова и выражения? Честный и искренний писатель Валентин Распутин так объяснил это явление: «Многие писатели поддались на приманку: книги на языке сленга с клубничной начинкой пользуются спросом, на них можно заработать».

Полистайте наши республиканские газеты и наткнётесь на такие непотребные слова, как «стырить, слямзить, похерить, профукать, задница, жопа (даже в заголовке газеты: «Не надо было жопу показывать»), хитрожопый» и др.

Пусть каждый включит телевизор или радио и послушает, как говорят деятели культуры, правительственные чиновники: «косяк, братва, амбалы, опустить» и другие многие слова заняли место в русском языке.

Поток сквернословия через радио, телевидение, прессу хлынул в каждый дом, каждую квартиру. Страшно, что в это втянуты наши дети, школьники – будущее нашей страны.

Эмоциональная сфера сквернословия, как я заметил, в последние годы расширилась. Бранные слова теперь выражают и радость, и гнев, и похвалу, и осуждение. За довольно короткий исторический срок образовался общеупотребительный, упрощённый для повседневного употребления пласт русского языка, давший нам российское косноязычие. От одного-двух десятков старых матерных слов родилось множество синонимических и однокоренных образований, т.е. чёрных слов стало значительно больше.

По словам журналиста Лидии Павленко, сегодня телевидение уже не просто ругается матом, оно на нём говорит. И вся эта грязь выхлёстывается из телеящика на нас.

«Вот лежу я на диване и смотрю, как два моих мальчика играют в солдатики. И вдруг младший кричит:

- Ах ты. Б...ь!

И это из уст пятилетнего мальчика! Пришлось допрашивать:

- Где ты услышал это слово?

- В телевизоле, – пояснил ребёнок».

(«Комсомольская правда», 14-21 марта 2007 г.).

И мы сегодня даже стали учить русскому мату и другие народы нашей планеты Так, в мае сего года на проходившем «Евровидении» господин Алексей Воробьёв пафосно исполнил песню «Смотри в глаза, б…ь!»

Сквернословие – показатель низкой культуры, духовной пустоты и распущенности, отсутствия тормозов, забвения высокого предназначения человека! Страшные по своей грубости и цинизму слова произносят не бывшие зеки, а мы с вами. Впрочем, себя мне незачем винить: никто никогда не слышал от меня ни одного непечатного слова, даже когда я на фронте сражался с немцами и японцами.

Ведь сегодня сквернословие поразило все слои общества, все возрасты и все сферы общения.

Как справедливо сказано в газете «Вёрсты» (февраль 2002 года): «Мы вошли в век пошлости, пошлость, как ржа, расползлась по экрану, по сцене, взломала замки в святилище языка.

Языку культуры мы предпочли язык урок. Лексика тюрьмы, притона, «малины» вышла на улицы и засверкала в устах политиков, артистов, инженеров человеческих душ. В ХХ веке он был ещё рядом, нас сдерживали Пушкин и Толстой, теперь они далеко за перевалом тысячелетия и до них, кажется, не дотянуться. Они будто никуда не делись, они с нами, но это музейные экспозиции, а не наша жизнь. То, ради чего они писали и мучились, ушло от нас».

Какие это горькие слова!

Мат, ненормативная лексика, чёрное слово сегодня, как мне кажется, превратились в национальное бедствие. Русский мат, невероятно живучий и липучий, как зараза, захватил многие слои общества: ругаются в автобусах, на дискотеках, в компаниях, в коридорах учебных заведений... Мат как будто вырвался из своих резерваций (чисто мужских компаний, цеха, взвода) и вышел на широкую дорогу. Вся наша атмосфера загажена матом.

Сквернословие является одной из острейших социальных проблем, потому что употребление брани, как я считаю, – циничное отношение к обществу.

Русский язык сегодня также безудержно засоряется английскими словами.

Против засорения русского языка ненужными иностранными словами выступал ещё М.В.Ломоносов. Свою стилистическую теорию он рассматривал как средство борьбы со злоупотреблением иностранными словами. Он писал: «...старательным и осторожным употреблением сродного нам словенского языка купно с российским отвратятся дикие и странные слова, нелепости, входящие к нам из чужих языков».

Со злоупотреблением иностранными словами борется сегодня и Президент Республики Саха (Якутия) Е.А.Борисов.

С 1 по 3 июля с.г. в г.Якутске должен был состояться чемпионат России по вольной борьбе. И накануне чемпионата Егор Афанасьевич навестил членов сборной команды.

Президент, заметив на спортивных костюмах спортсменов надпись на английском языке «Sakha wrestling team», спросил, что означает эта надпись. Ему подсказали: «Якутская вольная борьба». Тогда Егор Афанасьевич посетовал: «А что, нельзя было по-русски написать? Зачем обязательно английский? Чемпионат же российский...»

Мы бездумно и безудержно употребляем многие английские слова. Пройдёшь по улицам родного города – наткнёшься на многочисленные английские названия фирм, магазинов, ресторанов, кафе... Если обратишься к рекламе, то она тоже пестрит английскими словами. Зайдёшь в парикмахерскую – увидишь на дверях: «MEN”, “WOMEN”, “KIDS”. Подойдёшь к киоску и видишь на окне «OPEN”. Так без конца. Вместо ёмкого, понятного всем слова «полдник» Министерство образования и науки Российской Федерации навязывает нам английское «файф-о-клок».

Иногда мне кажется, что нахожусь я в одном из городов Америки, где бывал не раз.

Ещё в XIX веке о неоправданных иноязычных заимствованиях говорили как о смеси французского с нижегородским. А сегодня в нашем языковом и культурном сознании постепенно утверждается так называемый РУСЛАН Г (смесь русского с английским языком), этот интеррусский язык.

А ведь неуёмное вторжение англо-американизмов в угрожающих масштабах засоряет сознание людей, затрудняет их общение между собой. А что ещё хуже, прививает чужеродный взгляд на мир, разрушает его генную память о прошлом. Вспомним мудрые слова известного поэта серебряного века Николая Гумилёва, что народ гибнет не от войн, а исчезает, когда разрушается его память.

Похоже, если бы летописец Нестор, путешественник Афанасий Никитин или великий Ломоносов услышали то, что мы сейчас зовём русской речью, то они бы сочли, что наш язык не русский.

Однако всё идёт к тому, что через какое-то время русский язык вообще будет напоминать широко распространённый в Интернете язык «падонкафф».

Компьютерщики сознательно довели правило «как слышится, так и пишется»» до абсурда: «Превед, как дила? Учи албанскей...»

И делать вид, что ничего не происходит сегодня с нашим русским языком, далеко не лучший выход.

А ведь русский язык - это среда обитания народов в нашем Отечестве, объединяющая всех граждан. Он является школой мысли и разумения, незаменимым средством воспроизводства интеллектуального и культурного потенциала страны.

И я говорю, дорогие коллеги, о спасении русского языка. Наше общество стоит перед угрозой через язык утратить чувства национального достоинства, национального сознания и ответственности перед подрастающим поколением.

Полезно было бы прислушаться к словам члена-корреспондента АМН В.Шапота, который с горечью пишет, что русский язык пока не воспринимается как национальное сокровище, а его надо спасать, как это делается в отношении памятников старины, культуры и искусства. («Комсомольская правда», 26 апреля 1998 г.).

Дорогие коллеги, своё выступление разрешите закончить словами Президента РФ Дмитрия Медведева, который на заседании Федерального Собрания призвал народы России укреплять позиции русского языка, защищать его – языка русского народа, являющегося государствообразующим народом России.