Д - К

Д

Данилова Т. Прошел всю войну // Забота Арчы. – 2010. – 4 марта. – С. 5.

 

Прошел всю войну

Проходят годы, распался Советский Союз, изменился общественный строй в стране, сменяются поколения, но не меркнет величие подвига советского солдата в Великой Отечественной войне. К сожалению, с каждым годом ветеранов становится все меньше и меньше. Многих уже нет в живых. Наш долг, долг их детей и внуков, - вспоминать и рассказывать об их героических подвигах на поле брани, а затем в восстановлении разрушенной войной страны.

Я хочу рассказать о нашем отце Болурове Андрее Андреевиче, уроженце Тойбохойского наслега Сунтарского района. Он родился в 1911 г., умер в 1986 г. в с. Арылах Мирнинского района.

Получив среднее юридическое образование, он, будучи сотрудником Якутской городской прокуратуры, 30 июня 1941 г. был призван в действующую армию II Украинского фронта в качестве пулеметчика 203 запасного полка 10-й Запорожской дивизии, где имел одно пулевое ранение и две контузии, терял три раза свой пулеметный расчет. После последней контузии, 20 января 1944 г., был направлен в распоряжение военной прокуратуры со своим расчетом для охраны знамени полка, где служил по май 1945 г. Участвовал в освобождении Польши, Румынии и других государств Европы. Потом в составе своей дивизии был направлен на войну против империалистической Японии с 9 августа по 3 сентября 1945 г. Комендантскому полку, где служил он, было поручено сопровождать автоколонну в 60 машин для обеспечения дивизии водой. Они прошли 250 км по безводной монгольской степи до горы Хайлар, овладели большими маньчжурскими городами Цицигар и Цайлу. Там и закончил войну гвардии рядовой Болуров Андрей Андреевич.

За свои боевые заслуги он был награжден медалями "За боевые заслуги", "За победу над Германией", "За взятие Праги", "За взятие Будапешта", "За победу над Японией", имел благодарности Главнокомандующего тов. Сталина, юбилейные знаки Советской армии, Великой Победы, позднее, наравне с бывшими фронтовиками, советское правительство наградило его орденом Отечественной войны II степени.

Таковы скудные данные о боевом пути нашего отца. К сожалению мы, его дети, в свое время не очень интересовались его фронтовыми делами и не оставили никаких записей. Эти данные взяты из книги "Тойбохойцы на войне и в тылу" (стр. 143), изданной в 2005 г. и из записи льготников в Мирнинском горвоенкомате. Наш отец сражался в боях с самого начала до самого конца Великой Отечественной войны.

После войны работал в Тойбохойском сельпо, в колхозе "Тойбохойский", с 1950 г. до выхода на пенсию в 1960 г. - в совхозе "Новый".

Он был умным, добрым человеком, хорошим семьянином. Был романтиком: как только в Крестяхе появились геологические партии по поиску алмазов, он со своей большой семьей (дети были еще маленькие) в течение 10 лет следовал за поисковиками - в Рыбачьем, Вилючане (Сунтарский район), а затем в Озерном (Мирнинский район). Был разнорабочим, бригадиром, завхозом, продавцом. Мать была пекарем, разнорабочей. Таким образом, наши родители принимали активное участие в поиске алмазов и внесли свою лепту в становление алмазодобывающей промышленности Якутии. В 1960 г. семья Болуровых переехала в с. Арылах работать во вновь образованном совхозе "Новый", подсобном хозяйстве ПНО "Якуталмаз".

Наша мать, Корякина Пелагея Ивановна, была первой дояркой совхоза, принимала первых коров, привезенных из других районов, затем работала на птицеферме. Отец работал конюхом, плотником, охранником вневедомственной охраны. Они добросовестно и честно трудились в совхозном производстве до самого выхода на заслуженный отдых. Их труд был отмечен многими грамотами, благодарностями, ценными подарками. Отец за трудовые достижения был награжден знаком "За доблестный труд в ознаменование 100-летия В.И. Ленина". Наши родители пользовались неподдельным авторитетом не только среди местного населения, но и русскоязычной части селян. Они были очень гостеприимными хозяевами, в своем хозяйстве держали кур, уток, баранов, свиней, кроликов, коров. Мать была всегда хлебосольной, как бывший пекарь, готовила много, вкусно, а самовар ее никогда не остывал. Отец отличался большим юмором и был искусным рассказчиком, с ним было очень интересно беседовать, поэтому их дом, по тогдашним меркам добротный, просторный, всегда был полон гостей. Нашу мать уважительно называли тетя Поля, а отца - баай Болур.

Они вырастили и воспитали пятерых детей: Тамару, Володю, Саргылану, Людмилу, Андрея. От них пошли и растут семь внуков, восемь правнуков и два праправнука. Кроме того, от приемного сына Михайлова Петра Ивановича живут и работают в совхозе "Новый" его дети Володя, Анатолий, Альбина и подрастают уже их дети.

Наши родители прожили жизнь, достойную глубокого уважения, гордости и подражания. 11 мая следующего, 2011 года, исполнится 100 лет со дня рождения Болурова Андрея Андреевича, фронтовика, воевавшего на полях сражений с немецкими захватчиками и японскими милитаристами, труженика, внесшего свой вклад в дело восстановления разрушенного войной народного хозяйства, в поиск алмазов, в становление совхоза "Новый". Было бы хорошо, если бы местная администрация, руководство совхоза "Новый", БГРЭ и горвоенкомат приняли это во внимание и организовали в целях патриотического воспитания подрастающего поколения мероприятия в честь юбилея Андрея Андреевича.

 

Е
 

Еленина Е. Не забыть ни мертвых, ни живых...// Якутия. – 2010. – 15 января. – С. 2.

Юбилей Великой Победы — отличный повод для того, чтобы сделать наконец то, до чего раньше не доходили руки. Судя по всему, именно это сегодня происходит во многих районах Якутии. Например, в поселке Усть-Нера у Дома культуры «Металлург» был заложен Парк Победы. Реконструкция коснулась также площади Победы — главного места, где проходят все праздники поселка. При Совете ветеранов организована Служба доверия для одиноких тружеников тыла и вдов участников Великой Отечественной войны. А бойцы молодежного движения «Продвижение» взялись за благоустройство территории возле Дома ветеранов — отремонтировали его, поставили ограду...

Аналогичная работа идет и в Жиганском районе — будет бетонироваться площадка обелиска Победы, обновляются материалы, рассказывающие о жиганцах-ветеранах ВОВ, в местном музее. Около 400 тысяч рублей перечислено на ремонт жилья тех ветеранов тыла, кто живет один. Немало ветеранов тыла бесплатно отдохнули в санаториях и профилакториях.

Как сообщают из Амгинского улуса, и там все это время шли ремонт и реконструкция памятников и обелисков. Их, кстати, в районе около тридцати. Ну а над ныне здравствующими ветеранами войны шефствуют организации, откуда они ушли на пенсию. С 2004 года улусу в этом деле активно помогает и ХК «Якутуголь», оказывая всем ветеранам материальную помощь в размере тысячи рублей. Не остаются в стороне и местные предприниматели — Е.Никитин, П.Петров, а также Реабилитационный центр «Куех ыллык», ОАО ГСМК «Сахамедстрах» и т.д. 65 ветеранам, пострадавшим от стихийного бедствия, удалось оказать материальную помощь на 925000 рублей...

До юбилея Великой Победы остались считанные месяцы. И очень мало времени на то, чтобы внести свой личный вклад в достойную встречу этой знаковой даты. Торопитесь успеть!

К

Казаков С. Фестиваль Победы // Якутия. – 2010. – 26 января. – С. 4.

Продолжается кинофестиваль «65 фильмов до Победы», посвященный 65-летию победы в Великой Отечественной войне. Напомним, что зрители могут бесплатно увидеть картины, снятые советскими и российскими кинематографистами. Фестиваль проводится в нескольких кинотеатрах Якутска. Организатором выступило Министерство культуры и духовного развития РС(Я).

Сегодня в Якутском музыкальном колледже имени М.Н.Жиркова состоится показ фильма «Блокада», в Арктическом государственном институте искусств и культуры — «Иванова детства». Завтра в кинотеатре «Манчаары» предлагают посмотреть картину Александра Столпера «Жди меня», а 28 января — «Белорусский вокзал» Андрея Смирнова. 27 января в кинозале «Айхал» покажут фильм «Офицеры», а 28-го — «В бой идут одни старики». Перед началом каждой премьеры перед зрителями выступят молодые режиссеры, актеры и искусствоведы.

 

Ефремова М. Гвардии сержант Ульянцев // Забота Арчы. – 2009. – 12 марта. – С. 8.

Гвардии сержант Ульянцев

В центре Зырянки, на ее главной площади стоит мемориал боевой славы,

посвященный памяти участников Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

51 фамилия рядовых, сержантов, офицеров - людей, чья послевоенная жизнь была тесно связана с судьбой Верхнеколымского района. Их уже нет с нами. Осталась только память земляков, близких, осталось боевое прошлое защитников Родины и благодарность потомков.

Пройдут, как сон, дожди косые,

Березы скорбно будут стыть,

Не дай Господь тебе, Россия,

Своих защитников забыть.

Пусть до утра, в рассветной сини

Горит огонь свечи уставшей.

Твой неоплатный долг, Россия,

Беречь живых и помнить павших.

Добровольцем ушел на фронт Василий Васильевич Ульянцев. И было ему в том августе 1942-го 18 лет. В составе 56-го гвардейского минометного полка он шел трудными дорогами войны и дошел до Берлина.

"Мой боевой путь начался с июля 1943 года на Орлово-Курской дуге в районе населенного пункта Чернь", - напишет спустя десятки лет в своих воспоминаниях бывший наводчик реактивной установки М-13, известной как "Катюша". И далее... "Попав на фронт впервые, мы, молодые, необстрелянные, были оглушены грохотом орудий, ревом самолетов, разрывами бомб и снарядов. Привыкать начали где-то дней через десять. В ожесточенных боях на Орлово-Курской дуге мы закалялись физически и морально. Наши войска продвигались вглубь обороны противника. В течение трех недель, преодолевая по 1-2 километра в сутки, продавили сопротивление и выбили фашистов из укреплений.

В дальнейшем наш отдельный минометный полк двигался совместно с другими родами войск, освобождая нашу территорию в составе I-го Белорусского фронта. В связи с тем, что могучие "Катюши" были смонтированы на автомашинах, мы имели возможность маневрировать. Нас часто перебрасывали с одного участка фронта на другой, где требовалась помощь. О знаменитой "Катюше" враг знал не с чужих слов. Ее силу и мощь он испытал на своей шкуре. Мы двигались на колесах и часто обгоняли передовые воинские подразделения. Так было и на подступах к городу Бахмач. При въезде в город наша колонна остановилась, и вперед были посланы разведчики. На центральной улице их обстреляли. Сразу же была подана команда рассредоточиться и приготовиться к атаке. Как сейчас помню, из прилегающих улиц и со стороны поля спелой пшеницы с криком "Ура!" нас атаковали изменники Родины - власовцы. Тут заговорили наши "Катюши". Через несколько часов город был очищен от противника, а нашему полку присвоили звание "Бахмаческий".

После трудного форсирования Днепра мы заняли оборону в населенном пункте Барсуки, уже на территории Белоруссии, и далее, с боями дошли до города Калиновичи".

Под Калиновичем В.В. Ульянцев был переведен во взвод управления командиром отделения разведки. Выполняя обязанности артиллерийского разведчика, он корректировал огонь "Катюш" из нейтральной зоны и хорошо видел разрушительное действие нашего огня на оборону гитлеровцев.

На подступах к г. Бобруйску (село Кировка) полк попал в окружение, пришлось держать круговую оборону против спешенного кавалерийского корпуса. В окружении они были недолго, чуть меньше суток. Большая часть немцев была взята в плен, а те, кто сопротивлялся, был уничтожен. Когда бойцы после боя пошли осматривать Кировку, то обнаружили во многих домах заминированных жителей, среди которых были дети и старики. Услышав русскую речь, они стали кричать. Нашим минерам удалось нескольких спасти.

Снова и снова вчитываюсь в воспоминания уже командира "Катюши" Василия Ульянцева: "В дальнейшем стало полегче. Немецкие войска бежали до самой Варшавы, где заранее была произведена оборонительная подготовка. Наш полк прибыл на окраину предместья Варшавы и встретился с передовыми подразделениями Первой Польской армии, сформированной на нашей территории. Разгорались бои за мосты через Вислу, а наш полк перебросили правее Варшавы. Немцы бешено сопротивлялись, танковые атаки следовали одна за другой. У наших артиллеристов стволы накалялись докрасна, но плацдарм был удержан с помощью прибывшего подразделения, в том числе и нашего полка. Противник отступил. После наведения переправ через водные преграды мы двинулись к реке Одер, и с ходу, по льду, форсировав его, заняли оборону. Наши установки, пока еще малочисленные, расположились недалеко от противоположного берега, против электростанции города Франкфурт-на-Одере. Началась подготовка к решающему штурму Берлина.

Наконец-то настало долгожданное время, когда наши войска пошли на штурм последней преграды перед гитлеровским логовом - глубоко эшелонированной полосы обороны врага. Был произведен стремительный бросок в ночное время с применением ослепляющего света прожекторов. Сопротивление немцев было смято, они были окружены. Тем самым, мы отрезали эту группировку от основных сил, обороняющих Берлин.

Нашему полку пришлось участвовать в уличных боях за взятие Берлина. Бойцы разбирали "Катюши" по деталям, переносили их на этажи домов, монтировали, примитивно приспосабливались и вели обстрел противоположных зданий, занятых немцами. В результате уличных боев наш полк дошел до Бранденбургских ворот. За активное участие в операциях по освобождению советской земли, польской территории, за разгром немецко-фашистских войск на их территории наш отдельный полк был удостоен правительственных наград и стал именоваться: 56-й Гвардейский, Бахмаческий, Бранденбургский, Краснознаменный орденов Суворова, Кутузова, Александра Невского минометный полк".

Закончил Василий Васильевич Ульянцев войну командиром РС ("Катюши"), в звании сержанта. Награжден медалями "За отвагу", "За освобождение Варшавы", "За взятие Берлина", "За участие в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.". Ранений не имел. После Победы еще два года служил в Германии.

Сохранился чертеж, имеющий прямое отношение к гвардии сержанту, командиру легендарной "Катюши" В.В. Ульянцеву, выполненный им самим и названный "Основной маршрут, пройденный мной с 1943 по 1945 годы". Большие города и маленькие населенные пункты, которые нужно было освобождать, большие и маленькие реки, которые нужно было форсировать. От Днепра до Одера, от Орлово-Курской дуги до Бранденбургских ворот - славный путь, которым сквозь пекло войны, теряя боевых товарищей, уничтожая захватчиков нашей Родины, он шел и дошел до Победы.

РS: Сожалею, что послевоенная жизнь В.В. Ульянцева не вошла в этот очерк. По воспоминаниям близких, он был замечательным семьянином, дальновидным руководителем. Одна из его бывших подчиненных Галина Баглаева до сих пор ставит в церкви свечи светлой памяти своего начальника. Осталось добавить, что род Ульянцевых продолжается. Кроме старшего внука Алеши, который знал деда, появились еще три внука, два правнука и правнучка. Говорят, что внуки удивительно похожи на своего дедушку, особенно Вася. Знаю, что в семьях дочери Ольги и сына Сергея живет память о дорогом для них человеке, как живет она в нашем Верхнеколымье.

 

И

Игумнова Н. Бесценна доброта людская // Забота Арчы. – 2010. – 11 февраля. – С. 7.

Бесценна доброта людская

 

В канун 65-ой годовщины Великой Отечественной войны я вспоминаю свое детство, тесно переплетенное с событиями военных лет.

Жили мы - я, мама и младший брат в начале войны в Воронеже. В тот год я поступила в первый класс. Школа наша находилась рядом с военным училищем, которое подвергалось постоянным бомбежкам, поэтому доставалось и нам. Вскоре школу закрыли, некоторое время мы занимались дома у нашей учительницы. Все надеялись, что война скоро кончится, и мы снова сядем за школьные парты. Дядя предложил нам переехать в его квартиру: их район в начале войны меньше подвергался бомбардировкам. Его завод эвакуировали, и он уехал вместе с семьей, а мы переехали в его квартиру, но и этот район немецкие самолеты стали бомбить каждую ночь. Немецкие войска рвались к городу, и надежда на то, что враг не займет его, таяла с каждым днем. Мама решила поехать в Якутск, где по договору работал наш отец, но к этому времени выезд и въезд в Воронеж были уже запрещены. Все операции велись через милицию, и там нам посоветовали получить вызов из Якутска, мол, тогда нам выпишут пропуск. Мама написала отцу, и вскоре он выслал вызов и деньги. Все документы мама сдала в милицию для оформления пропуска на выезд. Собрали вещи и спустили в погреб в сарае, опасаясь бомбежки. В назначенный день мы вместе с мамой пошли в милицию получать пропуск. Одних нас она не оставляла, говорила, если помирать - так вместе.

Начальник милиции сказал, что выезд нам разрешен и собрался выписывать пропуск, но тут началась бомбежка, объявили тревогу и начальник велел придти после отбоя. Как выяснилось позднее, на город налетело сразу 300 вражеских самолетов. Мы спустились в бомбоубежище. После бомбежки мы не узнали город. Бомба попала в нефтехранилище, от гари вокруг было темно, как вечером, везде убитые люди, лошади. Здания милиции не было. Мы с мамой пошли домой, но и там все горело. От нашего дома остался один остов, ни печки, ни окон, ни дверей. Оставаться в городе было опасно, и мама решили идти к родственникам в рабочий поселок, что был в тридцати километрах от города. Мама собрала, как ей казалось, все необходимое: документы, деньги, которые выслал отец, чайник, что-то съестное, хотя на то время в городе был уже голод, две подушки и заставила всех надеть зимние пальто, хотя был июнь месяц. Остальные вещи оставили в сарае в надежде, что скоро вернемся.

По дороге в сторону Рамони бежала огромная толпа людей. Ехали на машинах, лошадях, царила паника. Мама была инвалидом с детства - хромала, но никто не предложил помощи больной женщине с двумя детьми, хотя некоторые ехали по одному, а мама предлагала им деньги. Добрались мы до места поздно вечером. Утром поссовет выдал беженцам хлеб и немного других продуктов. Днем начался обстрел поселка из дальнобойных орудий, и только тогда стало ясно, что мы в панике прибежали в поселок, который на тридцать километров ближе к немецким войскам. Встал вопрос что делать: бежать дальше или остаться в поселке? У тети была маленькая дочь и она сказала, что с ней на руках далеко не сможет уйти. Мама решила идти на железнодорожный вокзал и ехать куда удастся, но для этого надо было перейти мост, который постоянно находился под обстрелом. Мы стали спускаться к мосту, но в это время прилетели самолеты с красными звездами. Все обрадовались, решив, что это наши. Самолеты снизились и… стали из пулеметов расстреливать бегущих. После того, как они улетели, примерно треть беженцев были убиты или ранены. Военные, охранявшие мост, стали торопить беженцев, боясь, что самолеты могут вернуться. Нам повезло, мы успели перебежать мост, но самолеты действительно вернулись и стали бомбить мост. Несколько бомб попало в него, и вода в реке стала красной от крови, так как беженцы бежали сплошной толпой. На другом берегу мы попали в окопы, наши солдаты опять стали торопить нас покинуть фронтовую линию. На железнодорожном вокзале все горело, было много убитых и раненых. Самолеты продолжали бомбить. На путях стоял товарный состав, все беженцы поднимались в вагоны, поднялись и мы. В вагоне легли на пол, мама посередине, мы с братом по обе стороны от нее. Поезд стоял под парами, люди просили машинистов ехать, но поезд не двигался. Прилетела новая партия самолетов и стала бомбить состав, но поезд медленно тронулся, постепенно набирая скорость. Одна бомба разорвалась в нашем вагоне, осколок попал в маму. Самолеты продолжали бомбить, и мама заставила нас прыгать из вагона, несмотря на то, что поезд шел на большой скорости. Было очень страшно, к тому же со стороны дверей был крутой откос, и зацепиться было не за что, но мама вытолкала нас из вагона. Не знаю, как удалось нам зацепиться и не попасть под колеса поезда. Поднялись на откос, и брат с радостью сообщил, что подушки и чайник уехали и теперь их не надо нести. Из всех вещей остались только пальто, которые были на нас. Мама попросила меня снять с нее пальто, так как ей стало жарко, и она вспотела, но когда я сняла пальто, поняла, что вся ее одежда и пальто были в крови. Я, как могла, перевязала ее, и мы пошли в лес. Нам крупно повезло, там оказался военный госпиталь. После осмотра врачи сказали, что задет сердечный нерв, до сердца оставался один сантиметр. Ее спасло зимнее пальто. Вот такой печальный случай.

Маму хотели положить в госпиталь, но она, узнав, что детей не оставляют вместе с ней, отказалась. Ее уговаривали, но она прямо с перевязочного стола вернулась к нам. Врачи дали ей бинты, марганцовку, еще кое-что, рекомендовали обращаться в медпункты, и мы пошли дальше. Нам очень помогали наши зимние пальто, ночью в лесу было холодно, приближалась осень. Шли мы долго. Пока шли по Воронежской области, жители нас подкармливали, оставляли на ночлег. Сочувствовали нам, боялись, что немцы дойдут и до них. Все изменилось в Тамбовской области, где продукты можно было приобрести только в обмен на хорошие вещи, а что могли предложить беженцы, ведь все у нас осталось в подвале сарая в Воронеже. За деньги приобрести было сложно, причем очень дорого.

Итак, пешком мы прошли более трехсот километров, кое-где маме делали перевязки. Врачи настаивали на стационарном лечении, так как рана кровоточила и не затягивалась, мама сильно ослабла, но для нее главным были дети, она понимала, что без нее мы пропадем.

Наконец мы дошли до железной дороги, где ходили поезда, и как же пригодились нам деньги, которые прислал отец. Мы упорно двигались в сторону далекого Якутска. В моей памяти остались многочисленные санпропускники. Сменной одежды у нас не было, и обработанную одежду, еще не просохшую, мы тут же одевали на себя. Одежда постепенно приходила в негодность, ведь мы Воронеж покинули в июне, а было уже начало августа, и одежда не соответствовала времени года. Где-то в результате санобработки потерялись наши пальто, у мамы через сарафан просвечивало тело.

С трудом мы добрались до Новосибирска, где жили наши родственники, там мы немного отдохнули, подлечили маму в больнице, у нее вышел осколок, и рана стала затягиваться. У родственников узнали, что папы нет в Якутске, что он ушел добровольцем на фронт. Оставалась надежда на бабушку, младших сестер мамы, на папину работу, и мы снова двинулись в путь. Родственники, чем могли, помогли, но время было голодное. Наконец добрались до Осетрова, деньги почти кончились, несмотря на жесткую экономию, и билеты до Якутска не на что было покупать. Мама попросила деньги у брата, который жил в Среднеколымске, и мы стали ждать. Шли дни, а деньги все не приходили, не оставалось их и на еду. Ради детей мама стала просить у продавцов хлебные крошки в магазине. Мы перебивались как могли, ели один раз в день, но при этом не жаловались и скрывали свое бедственное состояние. Началась осень, пароходы шли переполненные, за билетами были большие очереди. Поскольку нам негде было жить, мы все время находились на дебаркадере, занимали очередь в кассу, чтобы быть первыми. Утром мама шла на почту в надежде на перевод, но его все не было и мы уходили из очереди. Так продолжалось много дней, но однажды к нам подошли молодые люди, муж с женой и поинтересовались, почему мы стоим несколько дней в кассу, а билеты не покупаем. И мама рассказала нашу невеселую историю. Неожиданно они предложили маме деньги на билеты, и она впервые за это время заплакала. Она спросила, куда можно будет потом перевести деньги, но они не дали своего адреса, даже не назвали фамилии, лишь сказали, что, возможно, и им кто-то поможет в трудную минуту.

Итак, мы оказались на пароходе в третьем классе, радость была неописуемая. На оставшиеся от покупки билетов деньги мама купила хлеб, грязную по дешевке соль и лук. Все продукты поделила на дни поездки в Якутск. Когда пассажиры садились кушать, она выводила нас на палубу. Соседи это заметили и спросили маму, почему она нас не кормит. Мама рассказала, что мы беженцы и все рассчитали так, чтобы доехать до Якутска. Мы по-прежнему выходили на палубу, но они находили способ угостить нас чем-нибудь из своих запасов.

Так мы добрались до Якутска. Вещей у нас не было, а одеты были по-летнему, поэтому сразу пошли с пристани Даркылах к бабушке, которая жила по улице Гоголя. По дороге нас догнал извозчик и предложил подвезти, мама отказалась, поскольку нечем было платить, но он все равно довез до самого бабушкиного дома, сказав, что ему по дороге. Был то ли конец августа, то ли начало сентября, люди убирали картофель на полях. Брат увидел картофель и закричал: смотри, сколько яблок! Извозчик поинтересовался, откуда мы и сказал: "Нет, сынок, здесь яблоки не растут, это - картофель".

Когда мы пришли к бабушке, она удивилась и заплакала, увидев нас живыми. Жила она в маленьком доме с двумя дочерьми. Прежде чем посадить за стол, нас сначала выкупали, дали свою одежду, а нашу сразу сожгли, чтобы не занести паразитов. Пока мы мылись, они накрыли стол. Такого изобилия продуктов мы не видели с начала войны! В Воронеже продуктов не было, не было даже кошек и собак. Раз в день привозили нам в бочках жидкие, кислые, с небольшим количеством муки, дрожжи, и по списку выдавали нам с мамой и братом один литр в день. Когда разливали дрожжи, все просили налить погуще со дна бочки. Впрочем, и всю дорогу до Якутска мы были на голодном пайке, поэтому от увиденного на столе сводило желудок. Взрослые в один голос уговаривали не есть много, что от этого можно заболеть. Но как трудно было сдерживать себя! Мы уже давно не ели вдоволь хлеба, а тут и пряники, и конфеты, и мясо, и каша, и картофель и варенье!

Был сентябрь 1942 года, и надо было думать о школе. Пойти в школу казалось нереальным. У нас не было ни одежды, ни обуви, ни денег, а у мамы - паспорта. Мама пошла в пункт сдачи крови, чтобы получить хоть небольшую сумму денег, но ей отказали, так как рана еще не зажила и она потеряла много крови. Пришлось сдавать через знакомых, но этих денег оказалось мало. Знакомые посоветовали пойти в горисполком и встать на учет как беженцы. В то время из Америки приходили посылки с вещами. Одну из таких посылок выделили и нам. Там были, в основном, женские вещи: платье, куртка и т.д. Но самой, пожалуй, ценной оказалась шуба из искусственного меха. На улице был конец сентября. Теперь хоть ненадолго мы могли выходить на улицу. Я пошла в школу. Учителя и ученики приносили нам кто что мог, и с их помощью я смогла учиться. А деньги от дяди мама все-таки получила. Но из-за отсутствия документов, сгоревших в Воронеже, долго не могла их получить, так как для оформления временного паспорта потребовалось много времени. Из тысячи рублей, которые отправил брат, осталось только восемьсот, так как перевод искал адресата.

Прошло больше шестидесяти лет, а я до сих помню вой бомб. Первое время, когда слышала звук самолета, мне хотелось лечь на землю, как мы делали много раз, и спрятаться. Когда я смотрю на ночное небо, то радуюсь тишине, покою безмятежно спящего города. Люди, берегите мир!

 

Кириллин А. Город не сдался врагу // Забота Арчы. – 2009. – 5 февраля. – С. 6.

Город не сдался врагу

8 сентября 1941 г. вокруг Ленинграда сомкнулось кольцо блокады. В тот день на Ленинград враг сбросил 6327 зажигательных бомб. За время осады гитлеровцы обрушили на город 150000 тяжелых снарядов, сбросили 5000 фугасных и 10000 зажигательных бомб. Были разрушены и сожжены 3174 здания, повреждены - 7143. Треть жилья была уничтожена. Более миллиона советских солдат и офицеров погибли, защищая город. Голод, холод, разруха, бомбежка, артобстрелы унесли жизни почти миллиона мирных жителей. Но люди верили и боролись в этих нечеловеческих условиях. 116 заводов и фабрик выпускали снаряды и мины, 60 предприятий изготовляли детали и узлы полковых орудий, 15 заводов - минометы, "Катюши" и реактивные снаряды. Там, где совсем недавно производились станки, машины и приборы для народного хозяйства, стали изготовлять пушки, танки и другие виды боевой техники. Предприятия химической и резиновой промышленности освоили производство взрывчатого вещества "АК", противотанковых гранат, гаубичного и пушечного пороха, зарядов для реактивных установок. Не остались в стороне текстильная, швейная и пищевая отрасли. Пивоваренный завод "Красная Бавария" производил снаряды и зажигательные бомбы, парфюмерная фабрика - гильзы для минных зарядов. 56 предприятий местной промышленности, выпускавшие ранее предметы домашнего обихода, дали фронту только за первый месяц войны 710855 противотанковых мин.

В II полугодии 1941 г. предприятия города выпустили 713 танков, 480 бронемашин, 58 бронепоездов, свыше 3000 полковых и противотанковых пушек, 10000 минометов, около 4 млн. корпусов снарядов и мин, более 80000 реактивных снарядов и авиабомб. За тот же период было достроено 84 боевых кораблей и переоборудовано 186.

Со всех концов нашей великой Родины шла братская помощь Ленинграду. Трудящиеся Казахстана направили в Ленинград 130 вагонов с хлебом, крупой, мясом, маслом и другими продуктами. Киргизия доставила 16 вагонов мяса и овощей, 15 вагонов муки, 12 вагонов с фруктами, 7 вагонов риса и других продуктов. Рыболовецкие колхозы Каспийского и Аральского морей передали в фонд помощи Ленинграду 82 тонны рыбы и т.д. Трудящиеся Карелии помимо мяса, рыбы и других продуктов, пригнали в Ленинград сотни живых оленей.

По дороге жизни с обратными рейсами на "Большую землю" эвакуировались люди, измученные лишениями, не имевшие сил держаться на ногах. С 24 ноября 1941 г. по апрель 1942 г. по ледовой трассе было доставлено в Ленинград более 360000 тонн грузов и эвакуировано свыше 514 тыс. жителей, раненных и больных военнослужащих. С начала войны по 15 августа 1942 г. было эвакуировано из Ленинграда свыше 1,5 млн. человек.

В течение первых четырех месяцев 1942 г. большинство предприятий осажденного Ленинграда не получало ни электроэнергии, ни топлива. Но Ленинградцы чувствовали, что самые страшные дни остались позади. В июне 1942 г. вступил в строй нефтепровод, проложенный по дну Ладожского озера. Неуязвимый для вражеской авиации и артиллерии, он давал 300-350 тонн горючего в сутки, полностью удовлетворяя нужды города в жидком топливе. К осени под водой Ладоги был уложен кабель, соединявший электросеть Ленинграда с Волховской ГЭС. Это обеспечило передачу в зиму 1942-4З гг. 110 млн. кв/ч электроэнергии, позволило пустить вновь ряд заводов, усилить трамвайное движение, включить свет в квартирах ленинградцев.

14 января 1944 г. на фронте, протяженностью свыше 300 км, развернулись боевые действия войск Ленинградского и Волховского фронтов при активном участии Краснознаменного Балтийского флота. Ставка серьезно подкрепила силы наших войск, в том числе боевой техникой и авиацией. Но не следует забывать, что противостоял очень сильный противник. Он насчитывал в своем составе свыше 74100 человек, в общей сложности имел 10070 орудий, 385 танков, 370 самолетов.

В начале наступления фронт из огромного числа орудий обрушил вал снарядов на укрепления врага, вдребезги разбивая хваленый "железный пояс". Артиллерийская подготовка длилась 1 час 15 минут, по немецким рубежам было выпущено 104000 снарядов. Это, не считая огня "Катюш", производивших залп за залпом. В ходе операции противник потерял 90000 убитыми и 7200 пленными. Разгром немецко-фашистских войск под Ленинградом и Новгородом - одна из крупнейших побед Советской армии.

Кузнецова Е. Любовь зенитчицы и летчика // Забота Арчы. – 2009. – 12 марта. – С. 8.

Любовь зенитчицы и летчика.

В преддверии празднования 64-летия Победы в этой войне, которая вошла в историю нашей страны как Великая Отечественная, мы вновь и вновь возвращаемся к героическим событиям тех лет и вспоминаем бессмертные имена тех, кто в час суровых испытаний встал как один на защиту своего Отечества и дал сокрушительный отпор фашистской Германии.

О том, как бабушки, матери, жены и дочери в годы войны, заменив ушедших на фронт мужчин, в глубоком тылу самоотверженно трудились - пахали, сеяли, водили трактора и машины, валили лес, строили дома, добывали золото и уголь, написано, рассказано и показано много. А о том, как более 400 женщин из Якутии уходили на фронт, служили в действующих армиях, мужественно переносили все тяготы войны, с боями дошли до стран Европы и Берлина, известно не так уж много.

Из Якутии призывались, в основном, грамотные, образованные женщины и девушки, окончившие Якутский электротехникум связи, Якутскую фельдшерско-акушерскую школу, Якутский аэроклуб или имевшие другие военные специальности.

Сегодня воспоминаниями делится зенитчица Раиса Васильевна Федорова, которая была призвана в июне 1942 г. Она участвовала в отражении налетов авиации противника на город Баку и стратегические объекты Апшеронского полуострова.

"Меня, Федорову Раису Васильевну, родившуюся 5 ноября 1923 г. в г. Краснодаре, всегда учили любить жизнь и Родину. Окончив 7 классов общеобразовательной школы, я в 1939 г. поступила в педагогическое училище Краснодара. Детская моя мечта сбылась, стала учительницей.

5 июня 1942 г. - выпускной вечер Краснодарского педучилища. И повестка из райкома комсомола. На вопрос: "Желаете ли стать в ряды защитников Родины?" - ответ был один: "Да!". Затем - товарные вагоны, распределение по зенитным батареям Бакинской армии ПВО. Заменили мужчин, которые ушли на фронт. Строевые занятия, стрельбы, учения, ночные наряды по охране объектов. В армейском обмундировании, в тяжелых кирзовых сапогах… Летом 1942 г. узнала о гибели отца под Керчью. В октябре - оккупация Краснодара немецкими захватчиками, где осталась мать с пятью малыми детьми.

1945 год, весна Великой Победы, демобилизация, жизнь в условиях послевоенной разрухи и постоянный трудноразрешимый вопрос: "Как накормить, одеть и обуть младших сестер и братьев?" Работа и учеба в пединституте, заведование начальной школой в военном гарнизоне, депутатские дела в Краснодарском городском совете. И любовь, единственная на всю жизнь, затем семья, дети. А начиналось так…

Летом 1948 года из Германии в Краснодар на годичные курсы летчиков-штурманов приехал молодой, стройный и красивый летчик-истребитель в звании капитана - Федоров Иван Афанасьевич. Я в то время работала в авиагородке заведующей начальной школой. Ближайшими моими друзьями были семья Бирюлиных: Евдокия Федоровна - учительница и Сергей Матвеевич - инструктор Высшей школы штурманов. Они-то и познакомили меня с Иваном Афанасьевичем. Оказалось, что Иван Афанасьевич был близким другом их семьи. Для них эта встреча была сюрпризом, а для меня житейской судьбой.

У каждого из нас детство и юность проходили по-разному. Он родился 21 августа 1918 г. в поселке Тит-Арыы Орджоникидзевского района Якутской АССР, был приучен к труду. В 1932 г. он вступил в комсомол. Вместе с товарищами ходил по домам и обучал грамоте взрослых людей. С юношеских лет Иван Афанасьевич мечтал стать летчиком, активно занимался спортом. В 1938 г. Якутский обком комсомола предложил ему ехать в Москву на учебу в техникум физкультуры. Как и мечтал, одновременно он стал заниматься в Люберецком аэроклубе, чтобы научиться летать на самолете. Потом была учеба в Качинском военно-авиационном училище. По окончании училища был назначен на должность летчика-инструктора в Сталинградском военно-авиационном училище. До конца 1944 г. Иван Афанасьевич работал инструктором, готовил кадры для фронта. Затем участвовал в боевых действиях в 66-м гвардейском истребительном полку 4-ой авиадивизии. До конца войны совершил 7 тысяч полетов, из них 42 боевых вылета. Им было уничтожено 2 истребителя противника. В итоге к окончанию войны он имел 5 боевых орденов и 18 медалей.

С Иваном Афанасьевичем мы по жизни прошли 45 счастливых лет. Полковник Иван Афанасьевич Федоров был достойным представителем этой профессии. Он по праву являлся продолжателем лучших традиций российского воинства, воплощением исторической преемственности мужества, чести, достоинства и верности воинскому долгу.

Все годы службы его духовным стержнем была любовь к родной земле - Якутии, куда он стремился всей душой. Последние 9 лет армейской службы он провел на родине, возглавляя военный комиссариат ЯАССР. На его плечи легла ответственность за большой коллектив сотрудников военных комиссариатов городов и районов.

Дело отца продолжили сыновья. Старший летал на военно-транспортных самолетах, затем стал летчиком-испытателем в Ульяновске, младший - военный вертолетчик.

Добрая память о моем муже - Иване Афанасьевиче сохраняется не только мной и моей семьей… Вот уже 15-й год его друзья и сослуживцы пишут статьи в газетах о нем, звонят мне. В праздничные дни упоминают его имя военные комиссариаты республики, ряд общественных организаций. Считаю, что внимание и забота о людях, которые честно и добросовестно трудились, отважно защищали Отечество в тяжелые военные годы, всегда будут служить источником вдохновения для многих поколений соотечественников.

Сейчас продолжаю заниматься общественной работой, я заместитель председателя общественного клуба "Катюша". Продолжаю увековечивать память о своем родном и любимом муже Иване Афанасьевиче Федорове".

Раиса Васильевна была награждена медалями "За оборону Кавказа", "За победу над Германией", "90 лет комсомолу", знаком отличия РС (Я) "Гражданская доблесть". Верная и преданная супруга, любящая мать сыновей полковника авиации Ивана Федорова в прошлом году выпустила книгу о муже, куда вошли воспоминания сослуживцев, друзей и родственников, бережно хранимые памятью о любящем муже, храбром фронтовике, преданном сыне Родины.

 

Кузнецова Е.Человек бессмертного подвига // Забота Арчы. – 2009. – 9 апреля. – С. 10.

Человек бессмертного подвига

Указ Президента СССР о присвоении звания Героя Советского Союза Миронову А.А.

Тов. Миронову Алексею Афанасьевичу присвоено посмертно звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов.

Президент Союза Советских Социалистических Республик

М. Горбачев.

5 мая 1990 год.

Один из зачинателей снайперского движения 1291-го СП 110-й дивизии Миронов Алексей Афанасьевич, уроженец Кэнтикского наслега Верхневилюйского улуса, был призван 02.09.41 г. Вилюйским РВК. К маю 1943 года он уничтожил 123 фашиста, подготовил десятки отличных снайперов, участвовал в освобождении Украины, Молдавии, Румынии, Венгрии. 29 июня 1943 года представлен к присвоению звания Героя Советского Союза. А. Миронов умер от тяжелого ранения 30 марта 1945 года в Венгрии. Звание Героя Советского Союза присвоено 5 мая 1990 (посмертно). Награжден орденом Ленина, медалью "Золотая Звезда", боевыми орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды, медалью "За отвагу".

Как выше отмечалось, Миронов А.А. учил новичков к снайперскому мастерству. 26 апреля 1943 года вышла статья в дивизионной газете "За Родину!" под названием "Мой совет новичкам".

МОЙ СОВЕТ НОВИЧКАМ

Недавно я заметил, как у строившейся землянки собрались 3 немца. Они стояли во весь рост, что-то обсуждая. Прицелившись в среднего из них, я выстрелил. Гитлеровец упал. Это был 122-й фашист, уничтоженный мной из снайперской винтовки.

Старайся перехитрить врага

Однажды я долго наблюдал за противником, но гитлеровцы были настороже. Они не высовывались из траншей. Как их заставить выглянуть?

Перед их окопами были поставлены мины. Я заметил одну и выстрелил в нее. Раздался взрыв. Фашисты сразу выглянули из окопов. Я уже подготовился и выстрелил, теперь по живой цели. Одного гитлеровца в этот раз я убил.

В другой раз мы впятером более двух суток "охотились" за немецким снайпером. Обнаружить его было почти невозможно. Он, очевидно, заметил слежку и не показывался. А мы точно знали, что он неподалеку, потому что накануне нашего прихода его выстрелы слышали наши бойцы.

Ночью мы открыли окопчик и положили туда чучело. Ну, точь-в-точь, если издалека смотреть, - боец лежит с винтовкой. Чучело мы положили так, что каска еле-еле высовывалась из окопчика. Один из нас утром выстрелил сзади чучела и скрылся, а мы двое следили. Немец ответил быстро. Он, как мы потом увидели, пробил каску на чучеле. Но это стоило ему жизни. По выстрелу мы нашли его и, находясь у него на фланге, меткими выстрелами сразили вражеского снайпера.

Маскируйся, стреляй метко

Если ты выбрал себе огневую позицию, обязательно окопайся. Выбери для этого время, когда тебя нельзя обнаружить.

Отрытую ячейку тщательно замаскируй под цвет местности.

Лучше всего "охотиться" не с одной позиции, а с нескольких. На одно место долго не ходи - обнаружат. И стрелять много не надо. Пусть ходят немцы, а ты жди и наблюдай. Изучи все их привычки, тогда уж действуй.

Как же этого добиться?

Во-первых, что бы ни случилось вокруг - не трусь, не бойся, кладет фриц вокруг свои мины - лежи. Бьют из пулемета - лежи. Снайпер должен быть смелым человеком. Тогда ты не растеряешься, и руки будут у тебя тверже. А если будешь бояться - руки затрясутся. Тут и в 30 метрах в цель не попадешь.

Во-вторых, предварительно перед "охотой" пристреляй рубежи. Лучше это сделать трассирующими пулями. Но можно и обычными. Пуля взметет землю, а ты следи, какие тебе надо сделать исправления в прицеливании.

Зорко наблюдай!

Наблюдай за противником терпеливо. День, два, если надо, потрать на это дело. Потом все окупится.

Наблюдать надо не вообще за целым полем, выискивая случайные цели, а за определенным узким участком. Например, заметил ты немецкую землянку, вот и наблюдай за ней: когда туда фашисты заходят, кто заходит - солдаты или офицеры? И не пугай их случайными выстрелами "на авось". Бей наверняка. Бей расчетливо, метко, не торопясь. Не успел выстрелить - жди. Цель появится снова.

Будь снайпером

Снайпер - почетная специальность. Вот мои заслуги, например, щедро оценены командованием: я награжден медалью "За боевые заслуги" и орденом Красной Звезды.

По-моему, каждый воин, если захочет, сумеет быть снайпером и добьется таких же результатов, как я.

Гвардии сержант А.А. Миронов.

 

Кондратьева А. Страна отметила 66-ю годовщину полного снятия блокады Ленинграда // Якутия. – 2010. – 30 января. – С. 11.

Несмотря на очень морозный для Санкт-Петербурга, но в то же время солнечный и светлый день, на Пискарёвском мемориальном кладбище было многолюдно. Торжественно-траурная церемония возложения цветов к памятнику Родине-матери началась с минуты молчания. Красные гвоздики на снегу, впервые за много лет в таком большом количестве выпавшем в городе, словно стали символом суровых зим блокады.

Студент Российского педагогического института им. А.И.Герцена Фёдор Белолюбский проникновенно прочёл на якутском языке стихи Иннокентия Сосина «В то жестокое время». На торжественном митинге якутян у мемориальной плиты от представителей постпредства республики в Санкт-Петербурге, культурного общества «Саха -Санкт-Петербург», Ассоциации молодёжи «Сайдыы» и делегации Министерства образования Якутии звучали слова благодарности защитникам невской твердыни и памяти жертвам Ленинградской блокады.

Осмысливая и переживая самую трагическую и героическую страницу нашей истории, Великой Отечественной войны, можно представить, как тяжело было пережить 900 дней и ночей блокады жителям Ленинграда, получая в день всего 125 грамм хлеба, как сложно было защитникам города на Ленинградском фронте держать его оборону. Пока помним, мы сохраним для многих поколений правду о страницах войны.