Тарасова А. Военно-полевой роман / А. Тарасова // Эхо столицы. – 2005. – 1 апреля

ВОЕННО-ПОЛЕВОЙ РОМАН

В окно заглянул ясный месяц. Сон так и не смежил глаза, осторожно ступая, чтобы не разбудить мать, Берта встала и вышла во двор. Стояла звездная южная ночь, на небе мигали яркие звезды, и светила луна. Опустившись на колени, молодая женщина стала горячо молиться: «Господи, сохрани моего Дмитрия. Убереги его на этой войне. Он так же, как и я, смотрит на эти звезды и думает обо мне».

Юность Берты пришлась на годы войны. В 1938 г. закарпатский город Мукачево оккупировала Венгрия. В октябре 1944 г. Советская Армия освободила Мукачево. В городе расположился артиллерийский полк. Берта с сестрой Розой в дверях магазина столкнулись с молодым советским офицером с необычной внешностью. На девушек дерзко взглянули узкие карие глаза, мимолетная улыбка осветила красивое надменное лицо. Берта оглянулась и сказала сестре: «Смотри, Роза, какой хорошенький офицер». Молодой человек оказался врачом госпиталя, который обосновался недалеко от дома сестер.

Через несколько дней военврач постучался к ним. Представившись, сказал, что в госпитале не хватает необходимой мебели, не будут ли они любезны чем-либо помочь. Родители ответили, что в городе после ухода венгров остались пустые дома, где полно всякой мебели. Договорились с офицером, что Роза с Бертой завтра покажут военным эти дома. Назавтра девушки помогли советским военным обзавестись мебелью для вновь открывшегося госпиталя. Так они познакомились с Дмитрием Брыскаевым, молодым человеком из Сибири, неведомой Якутии, полковым врачом, окончившим в 1942 г. Казанский университет и на второй день призванным на войну. Он стал приходить в гости, засиживался до позднего вечера, пил чай, с явным удовольствием вел неторопливые беседы. У Адальберта Илончика, их отца, было десять детей, в то время в доме жили четыре красавицы дочери. Дмитрий приходил две недели каждый вечер, оказался ocтрoумным собеседником, рассказывал удивительные истории, его прихода ждали, но не было известно, к какой из сестер он ходит. Розе он тоже нравился, и она надеялась на его внимание. Однажды засиделись допоздна, пили чай с ароматным печеньем, которое испекла Берта, Дмитрий рассказывал о войне. Сестры загадали: «Кого он попросит проводить, та и нравится ему». Время пролетело незаметно, в одиннадцать часов офицер стал прощаться: «Благодарю за угощенье. Берта, вы проводите меня?» Роза перестала спрашивать, кто же из них ему нравится.

Спустя несколько дней Дмитрий сказал девушке: «Берта, я полюбил тебя всем сердцем. Скоро нас переводят, я не могу тебя оставить. Выйдешь за меня замуж?» Девушка ответила: «На войне не женятся. Приезжай после победы, я выйду за тебя замуж». Дмитрий притянул её к себе: «Любимая, я не могу тебя оставить, как только уеду, тебя заберет другой. Мне без тебя жизни не будет». От его слов, объятий девушка потеряла голову: «Если мама разрешит, я выйду за тебя замуж». Дмитрий обещал маме, что после победы останется с ними. Всё завертелось как в волшебном калейдоскопе. Мир заполнился голосом Дмитрия, его раскатистым смехом, нежными объятиями и чудесными ласками. Молодые зарегистрировались, затем по настоянию родителей обвенчались в греко-католической церкви. Дмитрий был готов ради неё на всё. Все их поздравляли, друзья Дмитрия, молодые мужественные военные, восторгались молодой красавицей женой, новоиспеченным счастливым мужем. В церкви перед богом поклялись в вечной любви и верности. Священник сказал молодым: «Любите друг друга и плодитесь, как виноград».

У Берты замирало сердце как перед прыжком в воду, ходила как во сне. Этот чудесный сон очень скоро закончился: Дмитрий уехал с полком на запад. Берта спустилась с неба на землю. Оказывается, не все в городе одобряли её поступок. «Как же, вернется, воспользовался наивной девчонкой, теперь поминай как звали», – говорили многие. Здесь и к русским-то относились с недоверием, а тут азиат, какой-то якут, какая у него может быть мораль, какие обязательства перед западной девушкой. Берта плакала, что допустила большую ошибку. Мама успокаивала. В глубине души Берта надеялась, что Дмитрий вернется. Он писал полные нежных слов длинные письма. Фронт продвигался на запад. В апреле получила письмо с фотографией любимого. Она теперь не расставалась с этой фотографией, показывала всем: «Вот мой муж, скоро война закончится, и он приедет». Дмитрий находился на территории Польши, фотокарточку отправил из Кракова, писал: «Скоро война закончится, и я приеду к тебе, любимая». 9 мая 1945 г. Берта проснулась ночью от стрельбы, криков. Выглянула в окно, по тротуару шел военный: «Товарищ капитан, что за шум?» «Война кончилась. Победа, милая девушка!» – ответил военный. Берта разбудила всех: «Мама, Роза! Война кончилась! Дмитрий скоро приедет». Но не всё происходит так быстро, как хочется. От Дмитрия пришло письмо, что долгожданную победу встретили недалеко от Праги, именно в этот день ему вручили орден Отечественной войны II степени. Первый боевой орден Красной Звезды он получил за мужество и героизм в битвах за Киев, Белую Церковь, Шепетовку, Старый Константинополь, Дрогобыч. После победы в Восточной Пруссии, на территории Верхней Силезии и в городе Циттау Дмитрий Брыскаев по приказу советского командования организовал лазарет по борьбе с эпидемиями среди немецкого населения, живя в фанерно-досочных домиках военного лагеря фельдмаршала Гудериана.

Советская Армия не спешила расставаться со своими специалистами. Берта была замужем больше года, но мужа после войны так и не дождалась. Летом она поступила учиться в Ужгороде в медицинский техникум. Хотя регулярно получала письма, образ любимого стал отдаляться. Она старательно овладевала специальностью. Как-то после нового года Берту вызвали с занятия. В проходной её ждал Дмитрий в военной форме: «Здравствуй, любимая. Собирай вещи, я приехал за тобой», – сказал он, целуя. Дмитрий не был демобилизован, военная служба для него продолжалась. Военврача Брыскаева отправляли в Хабаровск для прохождения дальнейшей службы. Мама не хотела отпускать дочь в далекие края. Отчаянию ее не было предела, она плакала, не давала чемодан, увещевала дочь. Но Берта была непреклонна, она готова была поехать с суженым хоть на край света.

Под Хабаровском, в селе Дормидонтовка Дмитрий Брыскаев был назначен начальником санчасти лагеря военнопленных японцев. Берту муж носил на руках. Эти месяцы жизни были наполнены тихим безоблачным счастьем, если вообще такое можно сказать про громогласного Дмитрия. Они обживали свой первый дом, молодая хозяйка любила наводить уют, готовить обед, стряпать. Постелила в доме половички, развесила вышитые разноцветными узорами занавесочки. Весной они решили посадить картошку. Берта пошла на местный рынок. Когда подошла к торговке, та сказала: «Женщина, я бы продала картошку, если бы вы не были замужем за японцем». Так ни с чем вернулась домой. Картошку потом купил Дмитрий, выросла она крупная, рассыпчатая. Каждый вечер Дмитрий уходил в лагерь на вечернюю проверку. Однажды предложил пойти вместе с ним. Назавтра пришел с работы и довольный рассказал жене, что врач-японец сказал: «Мадам капитана очень-очень хороший». Дмитрий ценил японцев за их порядок, чистоплотность, отвагу. Говорил: «В одном лагере вместе с десятью тысячами мужчин содержатся около десяти пленных женщин-японок. За все время ни одна из них не забеременела, они берегут своих женщин. Это чрезвычайно мужественные, порядочные люди». Только в январе 1947 г., по состоянию здоровья старшей сестры, Дмитрия демобилизовали. В феврале 1947 г. семья военврача Дмитрия Брыскаева вернулась в Якутию.

Дмитрию не нравилось имя Берта, он считал его немецким. Так при получении паспорта Берта Илончик стала Варварой Брыскаевой, окончила ЯФАШ по специальности фельдшер-акушерка, работала операционной сестрой, акушеркой, полюбила свою трудную профессию.

Долгие годы заслуженный врач ЯАССР, майор медицинской службы, военно-полевой хирург Дмитрий Титович Брыскаев работал хирургом, главным врачом в Чурапчинском, Орджони-кидзевском, Алексеевском районах республики, врачом-иглотерапевтом Якутского республиканского врачебно-физкультурного диспансера. Вырастили дочь Татьяну, подросли внуки Ольга и Олег. Сказались фронтовые ранения, Дмитрия Титовича не стало в 1992 г.

Шестьдесят лет прошло с тех пор, как она встретила своего Дмитрия и безоглядно пошла за ним на край земли. Какая сила связала их вместе, вела вперед по бестолковой этой жизни, если вспыхнувшая когда-то искра жива даже сейчас, хранится в её сердце и продолжает согревать её душу. Зажглась она от дерзкого взгляда молодого советского офицера в далеком городе в Закарпатье и погаснет только тогда, когда на этой Земле не станет её. Имя ей – Любовь, жизнь без которой -ничто.

На фото: Д. Т. Брыскаев, Краков, 1945 г.

Сестры Илончик (крайняя слева – Берта). Мукачево, 1941 г.

Александра ТАРАСОВА.

Эхо столицы. – 2005. – 1 апреля.